Недавно довелось мне встретиться с человеком, которого я ранее считал хорошим приятелем, практически другом, но не общался с ним практически пять лет. Вовремя так называемой «крымской весны», это веселый, и аполитичный человек внезапно понял, как сильно он любит Россию и как угнетала его правы и свободы Украина все 23 года своей «оккупации». На простой вопрос: собственно, чем его Украина оскорбляла – он толком ответить не мог. А в виду накипающего раздражения, из-за неспособности вразумительно ответить на такой вопрос, зачастую прибегал к излюбленному приему адептов «русского мира» – переходил на личные оскорбления. Неудивительно поэтому, что общение с этим человеком я прекратил. И вот спустя пять лет мы встретились вновь.

В мои планы дружеская беседа не входила, хоть формально мы и не сорились, но весной четырнадцатого года взаимно было сказано много достаточно неприятных слов, после которых, по крайней мере у меня, пропало всякое желание впредь общаться с этим человеком. Но как это не странно внезапно желание поговорить возникло у моего знакомого! Мне в свою очередь было любопытно, чем этот человек занимался эти пять лет и самое главное узнать исполнились ли все те надежды, которые он связывал с Россией. На счет надежд сразу отмечу – увы они не оправдались. Не лучше, не интересней, ни свободней, ни просто богаче, этот человек жить не стал. Почти три часа он рассказывал мне различные истории, произошедшие с ним и его знакомыми и итогом каждой из них было разочарование в новой Крымской реальности. А на днях мой знакомый вообще стал участником истории, которая ему отчетливо показала место, занимаемое им в «пищевой цепочке» «российского Крыма».

Для начала, следует заметить, что весной 2014, когда «зеленые человечки» блокировали воинские части Украины, по всем предприятиям, организациям и бюджетным учреждениям Крыма ходили «гости из Москвы», которые красочно описывали, всем там работающим, какие высокие зарплаты они будут получать, когда станут частью России. И первое время зарплаты действительно выросли, по крайней мере у бюджетников. Однако не долго праздник продолжался на «крымской улице». Уже зимой 2015 зарплаты стали резко уменьшаться. Врачи, учителя, ученые внезапно узнали, что собственно зарплаты у них очень небольшие (бывшие украинские военные узнали еще больше, но это другая история) и только, так называемые, дополнительные стимулирующие надбавки поднимали их до приемлемого уровня. Однако эти выплаты в виде надбавок, во-первых, не являются обязательными, а во-вторых сумма их начисления полностью зависит от решения начальства, и кто-то может получить десять процентов от оклада, а кто-то и все сто и нет ни каких формальных критериев, регулирующих величину начисления. Поэтому, когда Москва стала сокращать объём стимулирующих выплат Крыму, скандалы с их начислением начались во многих Крымских организациях!

Итак, мой собеседник поведал, что ему до недавнего времени довелось работать в одном из медицинских учреждений Крыма. Незадолго до нашей встречи в его учреждении прошло что-то на манер «собрания трудового коллектива». Явка была обязательной. Поэтому он пусть и нехотя, но вынужден был пойти на это мероприятие. Дальше, с его слов, пока обсуждали плановые вопросы всем было просто скучно, но, когда собрание дошло до пункта «разное», зал неожиданно оживился. Традиционно в бюджетных организациях Украины существовали потенциальные альтернативные центры принятия властных решений – иначе говоря сотрудники считающие, что смогут управлять своей организацией лучше, чем ее нынешнее руководство, постоянно это говорящие причем не редко вслух и часто даже имеющие группу своих сторонников. Именно такой персонаж и попросил слова, когда стали говорить о «разном». После того как это слово было ему дано, выступающий поведал слушателям, что на все отделение учреждения было выделено всего сто пятьдесят тысяч рублей в качестве стимулирующих выплат и из этой суммы более трети руководитель начислил самому себе и нескольким своим приближенным. Эту информацию докладчик подтверждал демонстрацией ксерокопией финансовых документов, связанных с начислением стимулирующих выплат. Скуку и сонливость в зале буквально даже не ветром сдуло, а унесло ураганом! Врачи смотрели на руководство злыми глазами и о чем-то перешептывались между собой, медсестры возмущались в полголоса, а вот младший медицинский персонал, которому терять-то особенно и нечего, свои эмоции начал выражать в полный голос, причем в максимально непечатной форме. Те эпитеты, которыми они описывали как самого начальника, так и его приближенных, вряд ли могут быть опубликованы даже в самом свободном от цензуры издании.

Руководитель по еще незабытой украинской традиции начал было оправдываться, но тут дала себя знать новая крымская реальность! Незадолго до этого собрания у заведующего появился новый заместитель – женщина, переселенка то ли из Магадана, то ли из Воркуты. Высокая, крепко сложенная, чем-то напоминающая, по мнения рассказчика, валькирий из скандинавских мифов. С коллективом она держалась подчеркнуто отстраненно и высокомерно.

И вот, можно сказать, в кризисной ситуации эта женщина взяла инициативу в свои крепкие руки. Сначала громким окриком «тихо», показавшим всю мощь ее голосовых связок, она заставила коллектив несколько угомониться, после чего окинув зал грозным, взглядом и дав самой себе слово начала выступать. Все точки над «И» в своей речи она расставила сразу, указав слушателям, что они теперь не в Украине и майдан организовывать им теперь никто не позволит. Если они будут продолжать возмущаться, то успокаивать их будет даже не руководство, а компетентные органы. Окончательно угомонив этой преамбулой зал, выступающая обратила внимания на предыдущего докладчика. И мало тому не показалось. Для начала она спросила его как он вообще посмел этими финансовыми данными, во-первых, просто интересоваться, а во-вторых их огласить. После этого она высказала твердое убеждение, в том, что без «печенек госдепа США» здесь явно не обошлось и она уверена, что оценку такому поведению должны давать компетентные органы. А то сегодня он интересовался зарплатой непосредственного руководства, а завтра захочет посмотреть в платежные ведомости самого Владимира Владимировича!

Первоначально «критик» пытался ей что-то возразить, однако после ссылки на Владимира Владимировича, он побледнел, осунулся и замолчал. Да и вообще все присутствовавшие на собрании, в том числе и мой знакомый, после такого монолога вдруг захотели стать невидимыми. Вволю поизмывавшись морально над правдолюбом, «валькирия», словно вспомнив о недостойном поведении зала, вновь обратилась ко всем собравшимся. Она опять напомнила всем присутствующим, в какой стране они сейчас находятся, а также о том, что о всяких там майданах они должны забыть раз и навсегда! Но наиболее сильное впечатление на моего знакомого произвели ее следующие слова. Их он буквально процитировал!

– У нас в России, сказала «валькирия» в заключении, не принято оспаривать, обсуждать, а тем более критиковать решения руководства! Но если вам такие порядки не потраву, то увольняться с работы вам еще не запрещено!

После этих слов она предложила руководителю покинуть собрание, что и было быстро и судя по всему с удовольствием сделано. Понятно, что после этого быстро разошлись и остальные участники этого собрания. В том числе и мой знакомый, на которого все увиденное и услышанное произвело столь сильной впечатление, что ему захотелось выговорить пусть даже перед человеком товарищеские отношения с которым, остались в далеком прошлом.

Название романа знаменитого украинского писателя Панаса Мирного «Хіба ревуть воли, як ясла повні» указывает помимо всего прочего на то, что голодные волы имеют возможность хотя бы ревом выражать свое недовольство. У крымчан, судя по всему, уже даже этого права нет.

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

Please enter your comment!
Please enter your name here