24 октября парламент Армении в первом туре голосования не избрал Никола Пашиняна премьер-министром. Три парламентские фракции отказались от голосования, а выдвинувшая единственного кандидата на эту должность фракция «Елк» воздержалась. Если запланированный на 1 ноября второй тур голосования закончится тем же, с большой долей вероятности уже в декабре можно ожидать внеочередных парламентских выборов в Армении. И завершения «бархатной» революции.

Курортный Иджеван чем-то напоминает украинский Трускавец. Фото: Олег Батурин

Иджеван – родной город лидера революции

Ещё каких-то полгода тому назад 22-летняя сотрудница туристического центра из Иджевана Наринэ Чухурян мечтала о поступлении в чешский университет Масарика и остаться в Европе навсегда.

– Таких молодых людей как я тогдашняя власть в Армении не воспринимала. В Иджеване ничего не делалось для развития города, процветала коррупция, перспектив для себя я здесь никаких не видела, – признаётся Наринэ.

Наринэ Чухурян. Фото: Светлана Ботченко

Её планы резко изменила прокатившаяся в апреле по Армении революция, впоследствии получившая название «бархатной». Наринэ не смогла остаться в стороне от происходящего в стране и стала лидером протестных акций в родном Иджеване – двадцатитысячном курортном городке, расположенном в 137 км на северо-восток от Еревана. Городок окружён густыми зелёными лесами и чем-то напоминает украинский Трускавец. Именно здесь родился лидер «бархатной» революции Никол Пашинян, тут же до сих пор живут его отец-пенсионер и мачеха.

www.google.com.ua/maps

Причиной протестов стало выдвижение Сержа Саргсяна на пост премьер-министра после десятилетнего пребывания на посту президента Армении. Таким образом экс-глава Армении хотел остаться должностным лицом номер один в стране после проведённой по его инициативе в 2015 году конституционной реформы, предусматривающей переход к парламентской форме правления. Оппозиция же считала годы его президентства провальными во всех областях, указывая, среди прочего, на рост оттока населения, тяжёлое социально-экономическое положение в стране, проблемы с коррупцией, внешней безопасностью. В итоге объявленная лидером оппозиционной парламентской фракции «Елк» (Исход) Николом Пашиняном революция вылилась в многотысячные митинги и столкновения с силами правопорядка. Именно он 13 апреля призвал людей выходить на тотальные акции гражданского неповиновения против премьерства Сержа Саргсяна. Массовые протесты привели к отставке новоизбранного главы правительства, а 8 мая парламент проголосовал за назначение на эту должность лидера протестующих Никола Пашиняна.

– Его отец Вова был у меня учителем физкультуры. Я видела, как он переживал в 2009 году, когда его сына арестовали (Никол Пашинян был осуждён на 7 лет по обвинению в организации массовых протестов 1-2 марта 2008 года против нарушений, сопровождавших президентские выборы в Армении, а в мае 2011 года вышел на свободу по амнистии в честь 20-летия независимости Армении, – прим. автора). И когда [16 апреля нынешнего года] в Ереване протестующие начали блокировать площадь Франции и улицу Абовяна, я открыла чат в соцсетях и стала призывать земляков выйти в центр Иджевана, чтобы поддержать Пашиняна и выступить с требованием отставки Сержа Саргсяна. Вместе со мной в тот день на улицу вышли четыре человека. Но эта акция долго не продлилась: явилась полиция и всех нас задержала. Как выяснилось позднее, полицейские вместе со Службой национальной безопасности Армении отслеживали наш чат. Меня продержали в отделении полиции три часа и освободили. Полицейский привел меня домой и приказал маме следить, чтобы я не выходила на улицу. Слушать его никто не стал и на следующий день я снова вышла на мирный протест в центр города. В тот раз там собралось уже около ста людей и с каждой новой акцией их становилось всё больше. Это было невероятно! – вспоминает Наринэ.

Мы боролись со своими негодяями»

Сидя в кафе «Yaghli House» в центре Гюмри, втором по величине городе на северо-западе Армении известный армянский кинорежиссёр, писатель, продюсер и автор нескольких книг о родном городе Армен Гаспарян вспоминает, как прямо здесь, со своего любимого столика 31 марта стал свидетелем старта двухнедельного пешего марша Никола Пашиняна на армянскую столицу. Пройдя Спитак, Ванадзор, Севан, Раздан, Абовян и войдя в Ереван, участники шествия продолжили протестные акции в центре столицы.

Армен Гаспарян. Фото: Олег Батурин

– Кто бы ни начинал протесты в нашей стране в прошлом, они всегда приезжали в Гюмри. Не случайно отсюда начал протесты и Никол Пашинян, – утверждает Армен Гаспарян.

Слава оппозиционного города у Гюмри была всегда.

Главной разницей между ним и Ереваном была в том, что здесь жили потомственные ремесленники из числа коренных александрапольцев (с 1837 по 1924 год Гюмри назывался Александраполь, – прим. автора) и бежавших от геноцида армян в 1915 году из Западной Армении, как у нас называют восточную Турцию. В Ереване же городская культура сформировалась намного позже — лишь в 1960 годы. Александраполь – единственный город нынешней Армении, который находился в оккупации у Османской империи. Поэтому у него совершенно иная историческая память. Здесь же были поставлены первые армянские спектакли, армянская опера, здесь открылся первый армянский университет. Со временем Гюмри стал крупным промышленным городом и был очень богатым. Прежняя жизнь изменилась после землетрясения 7 декабря 1988 года, совпавшим с началом развала СССР и борьбой за присоединение азербайджанской Нагорно-Карабахской автономной области к Армении. На восстановление Гюмри руки у чиновников попросту не доходили. Именно тогда у гюмрийцев начала возникать ненависть к власти. С того момента любая власть в Гюмри терпела поражение (на президентских выборах 2013 года действующий на то время президент Серж Саргсян здесь получил 27% голосов, а его конкурент — почти 70%, – прим. автора). И не важно было: хороший ты или плохой. Ты олицетворял власть, а значит был плохим по определению, – говорит Армен Гаспарян.

Гюмри. Фото: Олег Батурин

Землетрясение в одно мгновение изменило жизнь не только Гюмри, а и всего Ширакского региона. Из-за того, что жилые дома советской застройки были плохого качества количество погибших здесь было огромным и составило, по разным оценкам, от 25 до 55 тысяч человек. Многие годы после катастрофы Гюмри напоминал огромные трущобы: оставшиеся без крова были вынуждены жить во временных бараках, нежно называемых «домиками». Некоторые семьи жили в очищенных нефтяных цистернах и старых вагончиках. Десятки тысяч людей остались без работы: в Гюмри была разрушена вся индустрия, включавшая около тридцати предприятий. Последствия землетрясения 1988 года до сих пор сказываются на жизни всего Ширакского региона, одного из самых бедных в Армении. По данным Национальной статистической службы РА, в 2016 году уровень бедности в Шираке составил 45,5%, на втором месте был Лорийский регион — 35,8%.

Следы катастрофы до сих пор можно встретить в Гюмри практически на каждом шагу. Крупные предприятия так и не возродились, а из 250 тысяч прежнего населения в городе осталось лишь около 100 тысяч человек. Около 2300 семей здесь на протяжении 30 лет — живут в бараках. Всего же в таких «домиках» живёт более 10 000 человек — почти 10% нынешнего населения города. Эти цифры озвучивает руководитель общественной организации «Ширак-Центр» Ваан Тумасян, который при помощи иностранных меценатов и благотворительных фондов на протяжении многих лет пытается обеспечить обитателей «домиков» полноценными квартирами, а также помочь им в решении социальных вопросов.

В таких домиках в Гюмри до сих пор живет более десяти тысяч человек. Фото: Олег Батурин

– Когда мы начали по всему миру поднимать эту проблему все удивлялись, думая, что последствия землетрясения давным-давно ликвидированы и что решены все социальные проблемы, – говорит Ваан. – Конечно, нельзя сказать, что власть Армении самоустранилась от них: довольно много людей получили жильё. Во время президентства Сержа Саргсяна было построено много жилых домов, квартиры раздавались бесплатно и без коррупции. Это я могу подтвердить поскольку наша организация занималась мониторингом выдачи ордеров на квартиры. Но с другой стороны власть и не сделала за все эти годы того, что ей было вполне по силам.

И Ваан Тумасян, и Армен Гаспарян уверены, что все эти проблемы отразились в протестных настроениях жителей Гюмри.

Ваан Тумасян. Фото: Олег Батурин

Поскольку у нас расположена российская военная база, многие опасались возможных осложнений отношений с Россией в результате смены власти. Когда этого не случилось, некоторые СМИ начали писать, что Никол Пашинян «человек Путина». Когда же он поехал на Запад, те же СМИ назвали его «агентом Госдепа». Но революция в Армении была направлена не против американцев или россиян. Мы просто боролись со своими негодяями. Хотя к тому же президенту России Владимиру Путину в Гюмри отношение неоднозначное. Многие мои земляки помнят его визит в Армению 2 декабря 2013 года, когда он первым делом посетил российскую военную базу в Гюмри. Это восприняли как оскорбление, как признак того, что Путин воспринимает Армению не самостоятельным государством, а просто южным рубежом своей империи, куда он прибыл с рабочей инспекцией в качестве верховного главнокомандующего, – вспоминает Армен Гаспарян.

Поддержавшие революцию больше всего опасались реванша «своих негодяев» и дальнейшего скатывания страны в пропасть. Именно во время Сержа Саргсяна в рейтинге стран по индексу восприятия коррупции международной организации Transparency International по состоянию на 2017 год Армения занимала 107 место из 180, оставшись позади Вьетнама, Танзании и Кот-дИвуара. Не случайно эффективную борьбу с коррупцией многие жители Армении указывают в числе наибольших ожиданий от правительства Николы Пашиняна.

Именно это одним из самых главных своих требований называет активный участник протестов Карен Петросян, и. о. директора Гюмрийского филиала Армянского государственного экономического университета. На эту должность он пришёл незадолго до начала революции.

С коллективом мы начали сразу же радикально менять работу учебного заведения. Одним из первых шагов стало исключение 34 студентов, которые не хотели учиться: раньше им было достаточно заплатить взятку для получения нужных оценок. Так что уже до революции мы приблизили к нулю коррупцию в нашем филиале университета. А до этого коллектив боролся против старого директора, который держался за должность несмотря на окончание своих полномочий. К подобным изменениям мы стремились и во всей стране. Многие мои коллеги и друзья хотели, чтобы каждый гражданин Армении имел возможность реализовать себя в республике и не был вынужден выезжать за её пределы. Мы начали помогать организовывать протесты и марш оппозиции в Гюмри. Главными их участниками поначалу была молодёжь. Те, кто раньше постоянно принимал участие в акциях протеста, поначалу были не очень активными. Кто-то не верил в то, что удастся чего-то добиться, кто-то боялся. Но когда увидели, что это начинает приносить результат, народ просто повалил на улицы. А когда Серж Саргсян подал в отставку, повсюду был всенародный праздник!» – вспоминает Карен Петросян.

Карен Петросян. Фото: Олег Батурин

И он, и многие другие собеседники утверждают, что не ждут от лидера оппозиции Никола Пашиняна и возглавляемого им правительства сиюминутных изменений в стране.

– Я понимаю, что для кардинальных реформ нужны ресурсы и время. Конечно, можно прибегнуть к помощи других стран, но это приведет к зависимости от них, чего очень бы хотелось избежать. Но определённые изменения уже происходят. Теперь важно, чтобы в Армении прошли честные внеочередные выборы в парламент. Без сомнения, у Пашиняна сейчас большое доверие со стороны армянского общества. Но важно не забывать старую армянскую поговорку о том, что каждое утро в нашей стране просыпается 3 миллиона президентов. В Армении каждый человек считает, что он гораздо больше подходит на должность президента или премьер-министра, чем сами чиновники, – добавляет Карен.

Не спешит давать оценок Николу Пашиняну и руководитель гюмрийского офиса «Армянского центра защиты прав человека имени Сахарова» Сейран Мартиросян:

Проблемы в стране остаются те же, а изменения в различных структурах произошли пока самые минимальные. Многие чиновники ведь по-прежнему остаются на своих местах. С другой стороны, правозащитники остаются оппонентами любой действующей власти. И если она будет нарушать права людей, мы продолжим бороться против этой власти. Пока что она проявляет заинтересованность в обеспечении защиты прав граждан, и мне хочется верить, что этот процесс в Армении будет образцовым. Мне кажется, что при помощи общественности можно добиться и объявления досрочных выборов в парламент. И чем раньше они состоятся, тем лучше для всей республики. Поскольку позволят окончательно закрепить статус-кво [новых политических сил] и провести необходимые реформы — например, в той же судебной системе, которая до сих пор остаётся одной из наиболее коррумпированных в Армении.

Изображения Пашиняна можно встретить на футболках и кепках, зажигалках и магнитах, которые пользуются большим спросом как у местных так и у туристов. Фото: Олег Батурин

«У людей появилась надежда»

Протесты в Армении происходили и раньше. Одна из последних массовых акций произошла летом 2015-го в Гюмри, Ереване и Ванадзоре против повышения тарифов на электроэнергию для населения. В истории независимой Армении самой кровавой стал протест против фальсификаций на президентских выборах в конце февраля — начале марта 2008 года. В результате жестокого разгона демонстрантов в Ереване погибли десять человек, более 200 получили ранения. Именно тогда к власти пришел Серж Саргсян, занимавший в правительстве президента Роберта Кочаряна должность министра внутренних дел.

Одним из главных обещаний Никола Пашиняна стало расследование так называемого «дела 1 марта». 28 июля по обвинению в причастности к жестокому разгону протеста в Ереване в марте 2008 года был арестован экс-президент Армении Роберт Кочарян. Его арест стал одним из самых резонансных событий этого года, убедивших многих жителей Армении в том, что в их стране действительно происходят перемены.

Обыски и аресты в домах многих бывших чиновников, замена руководителей государственных структур, создание комиссии для разработок поправок в Избирательный кодекс, серия антикоррупционных инициатив, призванных вернуть в бюджет миллионы долларов стали первыми шагами правительства Никола Пашиняна. А одной из главных задач новосозданной Службы государственного контроля стало изучение деятельности правительства Сержа Саргсяна. При этом руководство Службы заверяет, что в расследовании коррупционных схем не будет делать исключений для представителей новой власти. Все эти шаги вызвали восхищение Пашиняном у немалой части армянского общества. Эти чувства разделяют многие, причём не только в столице, но и в регионах страны.

Я уверена, что революция в Армении стала возможной именно благодаря её активной поддержке среди жителей регионов, – считает журналистка онлайн-издания Epress.am Шаганэ Хачатрян.

– За те изменения, которые начали происходить в этом году, мы боролись не один десяток лет. Если бы в 2008 году мы победили, то давно бы жили в совершенно другой Армении, – уверен житель расположенного в десяти километрах от армянской столицы Абовяна Вагинак Абовян, который десять лет назад был активным участником протестов против фальсификаций на президентских выборах.

Вместе с супругой он держит небольшой торговый ларёк во дворе своей многоэтажки. Живут небогато, поскольку многие товары приходится отпускать в долг соседям и знакомым, к тому же большую конкуренцию им составляют активно открывающиеся новые магазины и супермаркеты. «Бархатная» революция не сделала их богаче. Сам Вагинак признаётся, что на жизнь его семьи она никак не повлияла.

В Ереване повсюду рекламируются поездки в оккупированный Крым. Фото: Олег Батурин

– Но главное, что у нас появилось надежда на лучшее. Раньше такой надежды не было, ведь в том же 2008 году нас разгромил режим Роберта Кочаряна. Мой друг и соратник [экс-мэр Абовяна и экс-депутат армянского парламента] Григор Воскерчян два года просидел в тюрьме как политзаключенный. Никол Пашинян поддержал тогда нашу борьбу, и прежняя власть тоже пыталась отомстить ему, посадив в тюрьму. Но теперь я уверен, что всё у Николы получится. Назад дороги уже нет, – говорит Вагинак Абовян.

В необратимость перемен верит и сотрудница клинико-диагностической лаборатории местной поликлиники Алина Манукян из Вагаршапата, принимавшая активное участие в протестах.

– Почти на все акции я брала с собой своего пятилетнего сына. Помню, в Ереване меня начали упрекать: мол, зачем я с ребёнком иду на митинг. Я возразила, что несмотря на возраст мой сын тоже является гражданином Армении, и ему здесь жить. Изменения, которые стали происходить с приходом Пашиняна вселяют в меня большую надежду. Но на самом деле какой будет Армения завтра — зависит от всех нас, – объясняет Алина.

Конечно, далеко не все граждане Армении довольны инициативами нового правительства. Бедные люди задаются вопросом: почему моя жизнь остаётся прежней? Но если до этого ты двадцать лет спокойно брал предвыборные подачки от кандидатов, голосовал за них и тебя всё устраивало, то почему теперь ты за сорок минут хочешь всё изменить? Так не бывает. Смысл же нынешней революции в том, что каждый человек получил шанс изменить свою жизнь к лучшему, для чего необходимо сделать свой собственный шаг. Никто ведь за тебя её не изменит, – добавляет писатель и кинорежиссёр из Гюмри Армен Гаспарян.

«Времени ждать у нас нет»

– Знаковым было то, что Никол Пашинян с самого начала работы на новой должности выходил на улицу к людям. Раньше мы не могли себе представить, что сможем когда-нибудь увидеть Сержа Саргсяна посреди людей. А теперь Пашинян запросто едет по ереванским улицам на велосипеде, летит в самолёте в эконом-классе. Это тоже привлекло к нему большое внимание, – утверждает редактор Epress.am Армен Меликбекян.

При этом многие эксперты признают, что никто не мог предугадать того, что в Армении может произойти революция. Не могли знать этого и сами революционеры.

– Они просто одержимо шли к своей цели безо всякой надежды на успех. В результате именно эта одержимость и привела их к победе. Происходящее, конечно, по душе не всем, но процент противников революции в стране очень незначителен. Большинство поддерживает происходящие процессы, но люди задают и вопросы, – комментирует эксперт Армянского института международных отношений и безопасности Рубен Меграбян.

Рубен Меграбян. Фото: Светлана Ботченко

Он поясняет, что прежде всего, многих волнует – какой будет следующий шаг:

– Митинги, единство, воодушевление — это всё отлично. Но ведь существует три ветви власти, из которых в Армении сменилось только правительство. Парламент остался тот же, судебная система как была болотом, так им и осталась. Да и сама революция далека до своего завершения. Сейчас она ещё продолжается, поскольку старая гвардия пытается отстоять свой кусок и сохранить рычаги влияния на власть. Завершится революция только тогда, когда будут объявлены результаты внеочередных выборов в парламент. После этого можно будет говорить о начале другого, постреволюционного периода в Армении. Чем раньше это наступит, тем лучше для страны. Времени ждать у нас нет.

https://offshoreview.eu/2018/05/09/barhatnaya-revolyutsiya-nikola-pashinyana-ili-kak-armeniya-sdelala-hod-konem/

Поначалу Никол Пашинян называл временем проведения внеочередных парламентских выборов в Армении апрель — май, а затем декабрь 2018 года. И указывал на два вероятных сценария их проведения. Первый из них — путём роспуска парламента и назначением внеочередных выборов при помощи конституционных реформ. Второй вариант предусматривал подписание между политическими фракциями в парламенте соглашения о том, что в случае подачи в отставку премьер-министра они не станут выдвигать своего кандидата на эту должность с двух раз. После чего парламент силой закона пришлось бы распустить и в Армении автоматически были бы назначены новые выборы. 2 октября парламент Армении принял законопроект, позволяющий заблокировать роспуск высшего законодательного органа страны. Это привело к новому всплеску протестов: Никол Пашинян в очередной раз призвал сограждан выйти на общенациональный митинг. Только после этого ряд депутатов, включая представителей бывшей правящей партии согласились поддержать инициативу о проведении внеочередных выборов уже в декабре этого года. Меморандум об их проведении с Пашиняном подписал Гагик Царукян, руководитель второй по величине правоцентристской партии «Процветающая Армения».

16 октября Никол Пашинян в прямом телеэфире объявил о своей отставке, настаивая на необходимости проведения внеочередных выборов. Теперь если в течение двух недель парламент дважды не изберет нового премьера, он будет распущен, после чего, согласно Конституции, должны быть назначены внеочередные выборы в парламент.

Первая попытка избрать премьера парламентом Армении была провалена 24 октября — по просьбе единственного кандидата на эту должность Никола Пашиняна, выдвинутого парламентской фракцией «Елк». Если запланированная на 1 ноября вторая попытка закончится тем же, с большой долей вероятности уже в декабре можно ожидать внеочередных парламентских выборов в Армении. И завершения «бархатной» революции.

Как живут люди в самом отдалённом от армянской столицы регионе Сюник, оказавшемся в стороне от революционных процессов? Об этом читайте во второй части материала про жизнь в Армении в эпоху перемен.

Материал подготовлен благодаря поддержке Open Media Hub за счёт средств, предоставленных Европейским Союзом.

Эксклюзивная публикация материала – LB.ua

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

Please enter your comment!
Please enter your name here