Причудливое словосочетание «симулякр симулякра» я услышал ещё в студенческие годы на одной из лекций по психологии. Обозначала эта фраза нечто абсолютно не существующее (ведь симулякр – копия, не имеющая оригинала), во что людям предлагалось безоговорочно поверить. Тогда, в начале 90-х годов прошлого века, наш преподаватель в качестве примера приводил коммунизм – абсолютно не реализуемую идею, с помощью которой одни люди (меньшинство) долго и массово оболванивали других людей (большинство) для того, чтоб самим сладко есть, мягко спать и пользоваться другими благами.

А сейчас о той лекции и о «симулякре симулякра» мне напоминает так называемое «возвращение Крыма в состав Украины», точнее, то, что для возвращения делается государственными структурами.

Из уст и главы государства, и других чиновников мы часто слышим, что «Крым – это Украина», что оккупированный полуостров обязательно вернётся под юрисдикцию нашего государства. Более того, на материковой Украине действуют Представительство Президента Украины в Автономной республике Крым, крымские Прокуратура, Управление СБУ, Главное Управление Нацполиции. То есть как бы есть структуры, которые должны заниматься поддержанием украинского статуса Крыма, готовить кадровый резерв для управленческих и силовых структур, которые будут работать на полуострове после возвращения его под контроль Украины, заниматься другими вопросами. Но…

Сейчас деятельность этих структур вызывает всё больше вопросов. И первый среди них: «А не является ли вся проделываемая госструктурами работа по возвращению Крыма просто имитацией бурной деятельности?». Вопрос этот появился неспроста.

Общественная организация с государственным финансированием

Как вы думаете, что это?

«1. Обеспечение социальных, политических, культурно-образовательных и имущественных прав граждан Украины, которые находятся на временно оккупированной территории, а также вынужденных переселенцев в процессе рассмотрения их обращений с последующим содействием в решении насущных проблем, оказание консультативной юридической помощи и тому подобное.
2. Информационно-аналитическое сопровождение инициатив Президента Украины, освещение актуальных направлений внутренней и внешней политики государства Украина, информирование по проблемам жизнедеятельности населения временно оккупированной территории через ежедневное обнародование материалов на официальном сайте Представительства, проведение рабочих встреч с представителями международных и отечественных общественных организаций, организация эфиров на телевидении, общение с жителями полуострова в электронном режиме.
3. Информирование жителей Крыма и временно перемещенных лиц насчёт перспективных возможностей защиты своих прав в судебном порядке и современной практики рассмотрения таких вопросов, перерегистрации субъектов хозяйственной деятельности и получения определенных налоговых льгот или осуществления своей деятельности на территории Крыма в будущем, перерегистрации имущества, отчуждение его в дальнейшем, таким образом, чтобы быть уверенным в законности такой сделки.
4. Осуществление непрерывного мониторинга социально-экономической и общественно-политической ситуации, а также соблюдения временно-оккупационными властями прав человека в Автономной Республике Крым, отслеживание динамики общественно-политических настроений и психологического климата населения полуострова.
5. Аналитическая разработка предложений и проектов принятия государственных решений по обеспечению основных прав и свобод, защиты гуманитарных, политических и социально-экономических интересов населения.
6. Обеспечение постоянного взаимодействия с центральными и территориальными органами исполнительной власти, органами местного самоуправления, Министерством юстиции Украины, Министерством социальной политики, Министерством внутренних дел Украины, Государственной фискальной службой Украины, Государственной миграционной службой, Государственной регистрационной службой Украины, Государственной пенитенциарной службой Украины, Государственным агентством земельных ресурсов Украины, их территориальными подразделениями, а также непосредственно с областными государственными администрациями и исполнительными комитетами местных советов.
7. Консолидация и координация усилий органов власти и общественности над общим поиском законных возможностей защиты граждан Украины в период временной оккупации через налаженное сотрудничество с представителями общественности, крымских татар, а также с использованием формата конференций, круглых столов и других весомых общественных и экспертных научно практических мероприятий.
8. Содействие развитию экономических, финансовых, социальных, информационных, культурных связей материковой Украины с жителями Крыма участием в проведении бизнес-форумов, выставочных, а также других культурных мероприятиях».

Наверняка первое, что приходит в голову после прочтения этого пространного текста: это выдержка из устава какой-то общественной организации. Но на самом деле это – приоритетные направления деятельности Представительства Президента Украины в Автономной республике Крым. Да, мониторинг, информационно-аналитическое сопровождение, «консолидация и координация»… И, как говорится, «вишенка на торте» – последний, восьмой пункт. Экономические и финансовые связи «материковой Украины с жителями Крыма». То есть когда создавалось Представительство (в мае 2014 года), экономические связи материковой Украины с оккупированной территорией не просто допускались, а фактически легитимизировались на государственном уровне, коль они указаны в приоритетах деятельности Представительства Президента Украины в Крыму?

А вот чего в этих приоритетах нет, так это ни слова о возвращении Крыма под украинскую юрисдикцию. Невольно напрашивается вывод о том, что представительство создавалось как некая переходная структура для облегчения последствий, связанных с изменением статуса полуострова. Ну и как видимость украинского присутствия в Крыму. Присутствия, которого нет. Оно сейчас – своего рода симулякр.

«Лично я и многие мои соратники не ощущаем работу Представительства Президента в Крыму, – говорит глава Херсонского городского Меджлиса крымскотатарского народа Ибрагим Сулейманов. – Задачей Представительства должна быть консолидация всех государственных структур и общественных организаций для достижения главной цели. А главная цель – деоккупация Крыма. Представительство Президента должно возглавить этот процесс. Но сейчас оно – общественная организация, финансируемая государством. И не более».

К этим словам можно добавить, что если Представительство Президента в АРК – общественная организация – то абсолютно «беззубая» и непрозрачно работающая. О последнем говорит её почти полная закрытость для прессы. Журналист одного из крупных украинских изданий как-то рассказал мне, что руководитель Представительства Наталья Попович отказалась продолжить интервью после его вопроса о том, как она, до того абсолютно неизвестный человек, стала руководителем столь значимой структуры. А издание стало в представительстве «персоной нон грата».

О «беззубости» можно сделать вывод, посетив официальный сайт Представительства, где значительная часть контента – короткие заметки о протокольных мероприятиях (в основном это разного рода встречи) и разного рода информация для вынужденных переселенцев. И ни слова о деоккупации. Будто она и не предусматривается.

Бессильные… силовики

Прокуратура и Управление СБУ Автономной республики Крым (АРК) базируются в Херсоне, а Главное Управление Нацполиции – в Одессе. Парадокс, но всеми этими структурами руководят люди, ранее ни дня не работавшие в Крыму.

«Если говорить о рядовых сотрудниках, – рассказал член Меджлиса крымскотатарского народа, член Всемирного конгресса крымских татар Абмеджит Сулейманов, – то в прокуратуре АРК работают четыре крымчанина, в ГУ Нацполиции – ни одного, в крымское УСБУ сейчас, насколько мне известно, трудоустраивается один крымчанин. То есть в этих структурах практически нет людей, знающих крымскую специфику. Например, во время общения с руководителями Прокуратуры АРК мне пришлось подробно рассказывать о крымскотатарских СМИ, которых сейчас притесняют оккупационные власти. Люди пришли из других регионов (Харьков, Одесса, Полтава, Херсон…) и даже не знали о телекомпании «АТР», о газете «Авдет».

Проукраинские крымские активисты пытаются направлять деятельность правоохранительных органов «в изгнании» в, так сказать, деоккупационное русло. Например, во время недавнего учредительного собрания консультационного совета Прокуратуры АРК лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев в качестве одной из первоочерёдных задач прокуратуры назвал привлечение к ответственности всех коллаборационистов и объявление их в международный розыск. Это был бы своего рода «прорыв».

Да, самым строгим наказанием для предателей стало бы отсутствие возможности выехать за пределы России. Но сам факт наказания (хоть и почти символического) был бы очень хорошо воспринят проукраински настроенными крымчанами.

А наказывать есть кого. Только одних сотрудников СБУ в 2014 году присягнуло оккупантам 1391 человек. Они перечислены на официальном сайте СБУ. Там размещён даже видеоролик о «героях», с саундтреком – песней «Предательство» Александра Городницкого. Который, кстати, является автором песни «Севастополь останется русским» и с удовольствием исполняет её, в том числе и во время концертов в оккупированном Крыму. Символично получилось, как раз в духе политики той «деоккупации» полуострова, как её понимает украинская власть.

Крымские правоохранительные органы, созданные на материковой Украине, разумеется, вскоре после начала работы возбудили уголовные дела, связанные с «отжимами» имущества, находившегося в государственной собственности. Как сказано в материалах дела, возбуждённого в ноябре 2016 года УСБУ в АРК, оккупанты присвоили здания, земельные участки и ещё много чего, состоявшего на балансе Фонда госимущества Украины, на сумму более чем 2 млрд грн.

Но почему-то вне поля зрения правоохранителей остаётся не «отжатое» имущество, владельцами которого, как утверждают крымчане, являются граждане Украины, причём довольно известные и влиятельные люди. Например, в поселке Симеиз оккупационные власти, как говорится, в упор не замечают несколько особняков с отгороженными участками пляжа, причём очень хорошими участками. Как рассказывают местные жители, среди владельцев той недвижимости – Виктор Медведчук и братья Суркисы. В 2014-м и 2015-м жители Симеиза ждали, что со дня на день будут снесены заборы и откроется доступ к той части побережья, которой до того много лет пользовались только соратники Кучмы и Януковича. Крымчане говорили, что это обещал даже Аксенов в каких-то своих выступлениях. Но…

В Алуште вне поля зрения власти тоже несколько особняков, а ещё три недостроенных больших пансионата. Последние обнесены высокой оградой, есть и камеры видеонаблюдения, и охрана. Местные жители говорят, что реальные владельцы этой недвижимости – влиятельные украинцы. Один из пансионатов якобы принадлежит Александру Януковичу, сыну экс-президента. Алуштинцы говорят, что Саша-стоматолог время от времени наведывается в их город.

С Алуштой связана и ещё одна история, о которой наши правоохранительные органы почему-то «забыли». В декабре 2011 года крымский парламент проголосовал за передачу охотничьих угодий в Алуште площадью 8836 га в долгосрочное пользование, на 25 лет, общественной организации «Общество охотников и рыболовов «Кедр». Земля была отдана без конкурса. Вопрос, каким образом «Кедр» намерен обустроить арендуемую территорию, также не поднимался. Объяснение этому простое: учредителями общественной организации являются люди из окружения президента Януковича: экс-министр углепрома и бывший губернатор Черкасской области Сергей Тулуб, экс-глава «Укравтодора» Владимир Демишкан и тогдашний министр топлива и энергетики Украины Юрий Бойко – нынешний нардеп и глава «Оппоблока». Более того, «Общество охотников и рыболовов «Кедр» зарегистрировано по тому же адресу, что и «Межигорье»: ул. Ивана Франко, 19, в селе Новые Петровцы Киевской области.

Это решение не аннулировано Верховной Радой Украины, кстати, как и многие другие, мягко говоря, странные решения крымского парламента. Не спешат распоряжаться «козырным» участком и оккупационные власти. Почему? Что это за игра такая? Или кто-то ждёт установления некоего статуса кво, чтоб потом снова хозяйничать? В пользу последнего предположения говорит отсутствие какой-либо информации о том, что украинские правоохранительные органы беспокоили наших сограждан, имеющих недвижимость в Крыму, просьбами объяснить, как они смогли договориться с оккупантами. Причём крымчане говорят, что среди этих людей – влиятельные в Украине политики и предприниматели.

И крупные сети супермаркетов и гипермаркетов, работающие в Украине, преспокойно с помощью разных схем приспособились к новым условиям и сейчас успешно работают в Крыму. «Метро» и «Ашан» – с помощью своих российских дочерних компаний, что позволяет им обходить санкции. Магазины сети АТБ стали ПУДом (продукты у дома). Владельцы украинской сети супермаркетов, предприниматели Геннадий Буткевич, Евгений Ермаков и Виктор Карачун, провернули хитроумную схему и взяли в партнёры одиозного российского олигарха, одного из ключевых спонсоров проектов «Русского мира» Константина Малофеева. Результат: сеть магазинов ПУД в Крыму процветает, увеличивает количество торговых точек и исправно платит налоги в российский бюджет. Ещё один результат: можно сказать, многолетнее закрывание глаз на всё это нашими правоохранителями.

Кстати, продаются в крымских магазинах не только российские продукты и товары. Санкции и экономическая блокада – не помеха для присутствия на крымских прилавках, например, продуктов популярных в Украине торговых марок.

«В наших магазинах я покупала и сыры «Комо», «Шостка», и майонез «Олис», и сливочное масло «Ферма», и крупы «Хуторок», и кетчупы «Чумак», и подсолнечное масло «Шедрый дар» и консервы «Верес», – рассказала жительница Симферополя.

Да, права на использование многих торговых марок, считающихся украинскими, принадлежат крупным зарубежным компаниям, имеющим свои производства в России, Республике Беларусь, Казахстане, которые оттуда поставляют продукцию в Крым.

Однако, как рассказывают жители полуострова, нередко на маркировке продукции можно прочесть, что она изготовлена в Украине. Наверняка производители продают свой товар не напрямую на оккупированный полуостров. И, скорее всего, они в курсе, где реализуется их продукция, и не имеют ничего против. А, может быть, даже мечтают о «благословенных временах», когда товар можно будет ввозить в Крым без ухищрений.

***

Безусловно, людей, заинтересованных в деоккупации Крыма и прилагающих все усилия для ускорения этого процесса, немало. А вот люди, занимающие влиятельные должности, похоже, прилагают немало усилий для подмены реальной работы по деоккупации её имитацией, для подмены реальных дел неуклюже «слепленным» симулякром.

Представительство Президента Украины в Крыму вроде бы есть, но занимается непонятно чем. Крымские правоохранительные органы вроде бы созданы, но почему-то не замечают явного сотрудничества некоторых наших сограждан с оккупантом. Все стараются создать впечатление, что процесс идёт. Не для того ли, чтоб в итоге убедить украинцев в том, что «мы старались, но обстоятельства оказались сильнее»? Если так, то не следует забывать, что у всего этого есть побочный эффект: страна обзаводится имиджем государства-«терпилы». А с ними никто и никогда не церемонился.

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

Please enter your comment!
Please enter your name here