Разочарованные российскими порядками крымчане смирились с реалиями жизни «в составе РФ». Что сейчас происходит на оккупированном полуострове — в репортаже «Європростору».

Захваченные Россией в Чёрном море 25 ноября прошлого года украинские катера «Никополь» и «Бердянск», а также рейдовый буксир «Яны Капу» можно увидеть с горы Митридат — главной достопримечательности Керчи. Не обратить на них внимание почти невозможно: они зачехлены и надёжно охраняются оккупационной властью полуострова.

О том как происходил захват украинских кораблей в Керчи может рассказать практически любой встречный. Однако их интерпретация этих событий почти ничем не отличается от официально озвучиваемой Кремлём версии.

Россия всё верно сделала, ведь это была провокация со стороны Украины, – утверждает пенсионер Сергей Петрович, встреченный нами в центре Керчи. – Вашим морякам наверняка пообещали за проход через Керченский пролив квартиры и деньги. Уверен, они знали на что шли. Слышал, что они хотели подорвать [Керченский] мост: вы же видели, сколько боекомплектов выгружали потом с этих кораблей? Но сейчас все эти моряки сидят в СИЗО. Их никто не пытает, условия там нормальные. Они должны быть довольны, что к ним относятся по-человечески.

Керчь на обочине

Как и в остальной части полуострова, в Керчи возлагали большие надежды на строительство «Крымского моста» и российские инвестиции в инфраструктуру. Этим надеждам не суждено было сбыться: мост и новая трасса «Таврида» с открытым недавно движением по участку Керчь — Симферополь не только не решили, а лишь усугубили проблемы города.

Раньше наш город был крупным транспортным узлом. А теперь Керчь оказалась на обочине. Дело в том, что «Крымский мост» с полуостровом связан трассой «Таврида», которая проходит в стороне от города. Чтобы попасть оттуда в Керчь нужно съехать с «Тавриды» и сделать хороший крюк: на ней не предусмотрено никакого прямого съезда. Всё рассчитано на то, чтобы с моста все могли напрямую попасть в Симферополь или Севастополь. Благодаря мостовому переходу решён вопрос быстрой переброски военной техники через Керченский пролив, а именно это и было главной целью его строительства. Вопросы развития туризма или каких-то удобств для местных жителей никого не интересовали, – поделился житель Керчи, пожелавший сохранить анонимность.

О том, что их волнует, крымчане сегодня говорят крайне неохотно. Большинство наших молодых собеседников на полуострове отмахивались общими фразами, старательно избегая высказывания каких бы то ни было оценок и своего отношения к происходящему. «Много ли теперь приезжает туристов? Ну, так. Как-то так». «Лучше ли стало с доходами? Ну-у. Такое». Гораздо охотнее идут на контакт пенсионеры.

Найти разговорчивых собеседников оказалось несложно возле красочных информационных щитов, установленных оккупационной властью к пятилетию аннексии Крыма по всему полуострову. На них представлена краткая история «возвращения» автономной республики в «родную гавань». «Для Гааги постарались: все даты, цифры, фотодокументы — Россия на этих стендах разместила всё», – мрачно шутит наш знакомый из Севастополя.

Несмотря на то, что на стендах есть информация про медицину, аэропорт, мост, сельское хозяйство, образование, туризм во всех посещённых нами городах местные жители толпились лишь у одного из них.

Из всего потока красочной информации наибольший интерес у крымчан вызвал стенд про трассу «Таврида».

На нём сообщается, что движение по участку Керчь — Симферополь было открыто в конце 2018 года. Полностью же завершить её строительство планируется в декабре 2020 года. «Это трасса первой технической категории, на четыре полосы», – утверждается на стенде, подготовленном «Министерством внутренней политики, информации и связи» «Республики Крым».

Открытые для движения участки «Тавриды» выглядят совсем не так как на красивых картинках: обычная «двухполоска», местами «пошедшая» волнами, местами обваленная по краям, местами в ямах. Всё это делает открывшуюся каких-то 2,5 месяца назад трассу весьма сомнительным достижением для Крыма.

Ничего страшного, – считает один из строителей «Крымского моста» и трассы «Таврида» из российского Белгорода. – Вы понимаете, материалы привозят хорошие, но начальство что-то там подворовывает. Но ничего: всё ещё будет переделываться. Никаких ям там скоро не будет.

На уточняющий вопрос – почему нельзя сразу сделать всё как следует и ничего не переделывать? – мужчина ответить не смог.

Многие надеялись, что местные смогут устроиться на строительство моста и трассы. Но никого туда не брали, на стройку привозили бригады из России. Ничего со строительством моста не изменилось и для самой Керчи: дороги в черте города как были ужасными, такими и остались. А грузовики разбили их ещё больше. Не улучшилась ситуация и с работой, даже наш порт не вытягивает на тот уровень, который был «при Украине», – рассказал житель Керчи, не пожелавший называть своё имя.

О том, что «понаехавших» из России в Керчи не любят, нам признавались и сами строители «Крымского моста».

Крымчан на эти стройки, действительно, привлекали совсем мало. Может, человек десять. Вот со мной работают все приезжие. Мне, например, платят зарплату 70 тысяч рублей плюс дают командировочные и жильё. Почему местных не брали — не знаю. Но мы большое дело делаем. Вы знаете, я во время открытия «Крымского моста» ехал следом за Путиным, мою машину всю шариками обвешали! – с гордостью поделился уже знакомый нам “мостостроитель”  из Белгорода.

Объявление в столовой для мостостроителей осенью 2017 года.
Новое объявление в той же столовой. Оккупационная власть оказалась не в состоянии обеспечить “строителям мостов и дорог” стабильные цены на питание.

О том, что местные не могли трудоустроиться на крымские «стройки века» нам много и в деталях рассказывали во время нашего прошлого визита в Керчь. А вот слова заробитчанина из Белгорода о высокой зарплате выглядели неубедительно на фоне его изрядно потрёпанного вида, старенькой курточки и гнилых зубов. Хотя судя по внешности ему где-то около 50 лет.

Спросили мы у местных и о том, что они думают о предстоящих выборах Президента Украины. Большинство их них уверены, что победит Юлия Тимошенко. Из известных им кандидатов керчане называли также Петра Порошенко, Владимира Зеленского, Олега Ляшко и Юрия Бойко. А вот имена Анатолия Гриценко или Александра Вилкула не упомянул никто.

Кто бы ни пришёл к власти в Украине вряд ли от этого сильно изменится курс страны, – уверенно заявил один из местных пенсионеров.

– Даже если победит Тимошенко? – уточнили мы.

Даже если придёт она. Ну разве что станет поспокойнее в Донбассе, – услышали мы в ответ.

Говоря об изменениях, которые произошли за пять лет аннексии Крыма, наши собеседники заверили, что всем довольны.

Вот вы о выборах спрашиваете. Так у нас теперь всё намного лучше, чем у вас! Например, мы больше не выбираем мэра [в Керчи], его назначают местные депутаты. Я считаю, это правильно. Такая система лучше той, которую нам навязывали раньше. Это всё закулиса Америки указывала, как надо жить. Если бы она не внушала советским республикам мысли о независимости, СССР никогда бы не развалился, – уверенно заявила пенсионерка, назвавшаяся Верой Ивановной.

Поинтересовались мы и судьбой жителей снесённых во время строительства трассы «Таврида» домов в районе на Цементной Слободке.

У меня в этом районе жили хорошие знакомые. Для переселенцев построили пять многоэтажек в микрорайоне Солнечный. Дали там квартиру и моим знакомым, так они не нарадуются! Вы не представляете, как они рады, что вместо старых домов они теперь живут в новой квартире. Это же небо и земля! – заверила Вера Ивановна.

Но, пожалуй, больше всего недовольство происходящим среди жителей Керчи ощущалось в случайно подслушанных разговорах на улицах города и в окрестностях местного порта. Но об этом люди тоже говорили без особого возмущения: «Всё изменилось, теперь нужно жить как-то так. Будем приспосабливаться».

Курорт для московских пенсионеров

Аннексия изменила жизнь и некогда популярного у украинцев Коктебеля. Несмотря на щедро раздаваемые оккупантами накануне «референдума» в 2014 году обещания превратить полуостров в центр круглогодичного туризма, получилось ровным счётом наоборот. Приехав в курортный посёлок в субботу днём, поначалу мы не застали в нём никого кроме кошек. Коктебель словно полностью вымер.

Чуть позже мы натолкнулись на толпу туристов-пенсионеров из Москвы, вышедших из единственного работавшего на весь посёлок кафе. Глядя на их убогий вид сложно было представить, что они приехали в Крым на собственные сбережения.

Мы оказались правы. Туристы рассказали, что приехали за счёт программы правительства Москвы, которая предоставляет бесплатные турпутёвки живущим в российской столице пенсионерам. Поселили их в Евпатории, откуда периодически вывозят на экскурсии по всему полуострову. В Коктебеле им организовали визит в дом-музей Максимилиана Волошина и предложили часовую прогулку на катере за отдельную плату. Согласились единицы, а остальные предпочли «погулять» по посёлку.

«Видимо, у них совсем нет денег на катер», – решили мы, поскольку гулять по совершенно безлюдному Коктебелю было попросту негде. На весь посёлок кроме одного кафе работал киоск с кофе-чаем и лоток по продаже сувениров. Всё остальное было закрыто или наглухо заколочено. В раздумьях, чем себя занять, мы прогулялись по пустынной набережной с её побитыми тротуарами и какими-то уродливыми новостройками, выросшими на месте проведения когда-то популярного джазового фестиваля.

Всего за пять лет оккупации курортный посёлок пришёл в запустение: резкий контраст со стремительно развивающимися курортами на Арабатской Стрелке или побережье Чёрного моря в соседней Херсонской области!

Уже возвращаясь к машине мы заметили пожилую пару — первых встреченных нами местных жителей. По словам Ирины и Игоря они переехали в Коктебель из Москвы, купили здесь дом, а сводить концы с концами с минимальной пенсией в 8 тыс. руб. на человека им помогает помощь детей.

Ирина рассказала, что имеет свой «популярный блог» в YouTube и ведёт активную общественную жизнь. Она похвалилась, что благодаря ей и другим активистам в Коктебеле удаётся защитить права «простых людей».

Вы, наверное, слышали, что нашу бухту Тихую решили передать военным. Ну, мы возмутились и начали добиваться, чтобы её оставили нам. Мы постоянно собирались, ходили к нашим властям, боролись, требовали. И мы добились своего! Там только часть бухты передадут пограничникам. Им же тоже земля нужна, они же тоже наши, – рассказала Ирина.

В чём заключается победа «активистов» Коктебеля мы так и не поняли, поскольку Тихую бухту (вместе с Инкерманской бухтой возле Севастополя) оккупационная власть решила передать в пользование «пограничному управлению ФСБ» по «Республике Крым» на 20 лет с формулировкой – «для обеспечения обороны страны и безопасности государства».

Рассказала Ирина и об отношении местных к давно облюбовавшему Коктебель 64-летнему кремлёвскому пропагандисту Дмитрию Киселёву.

Вы же знаете, что у него тут есть дача? Под ней он ещё хотел построить марину для яхт, – поделилась наша собеседница наболевшим. – Киселёв вообще к нам относится как к быдлу. Мы для него не люди, а дерьмо. Я не понимаю, как такое вообще может быть — он ведь работает на телевидении, в Москве, получил советское образование! А что творится у него на даче! У него там работала моя знакомая, она рассказывала как они там постоянно устраивали оргии, кололи себе наркотики, напивались все вдрызг и заказывали проституток. Это ужас, что там происходит!

Вдохновившись таким рассказом мы решили посетить «дачу Киселёва» – виллу Cock t’est belle. Хозяина в ней мы, разумеется, не застали. Но смогли оценить масштаб постройки: домик для отдыха с террасами расположен на нескольких уровнях, с которых открывается потрясающий вид на побережье.

По-богатому — именно так можно охарактеризовать увиденное нами. Осенью прошлого года это «богатство» успело оказаться в центре скандала после того как в Феодосии загадочным образом исчез из продажи весь тираж местной газеты «Город 24» со статьёй о коктебельской вилле. В ней шла речь о том, что из-за особенностей конструкции и грубейших нарушений при строительстве, начатом ещё задолго до аннексии Крыма Россией, эта вилла может скатиться в обрыв и рухнуть на головы прохожих. В материале описывались подробности строительства резиденции и называлась её стоимость — почти 200 млн. рублей. Под описание в статье подходила только вилла Cock t’est belle Дмитрия Киселёва, который даже пожаловался в «полицию» на автора публикации. На скандальную историю тут же отреагировали пользователи соцсетей, жёстко высмеивая кремлёвского пропагандиста.

Вид с виллы Дмитрия Киселёва – внизу у моря планировалось построить марину для яхт.
Вид с виллы Дмитрия Киселёва в Коктебеле

Кайгадор, Феодосия и «американские марионетки»

Неприветливым и безлюдным в межсезонье оказался и Кайгадор – курортный посёлок, который в оккупированном Крыму называют по-старому: Орджоникидзе. Пустынная набережная, заколоченные магазины и кафе, спрятавшийся в деревьях безликий памятник Ленину, троица играющих детей и приехавшая на отдых молодая пара из «ДНР» – всё, что нам удалось здесь встретить.

Более «яркой» оказалась дорога из Кайгадора в Феодосию: её обочины были сплошь покрыты кучами мусора.

В местной прессе мы прочитали, что подобные свалки можно встретить также «за поворотом на Наниково, на хребте Тепе-Оба и во многих других местах» (статья «Обыкновенное скотство вдоль дороги в Наниково», газета «Кафа», №16 от 28 февраля 2019 года).

Как и в Керчи, в Феодосии нам удалось пообщаться с местными жителями, бурно обсуждающими трассу «Таврида» возле юбилейных стендов «Крымской весны». Из разговоров с ними выяснилось, что вопреки досужему мнению президент России Владимир Путин является тут далеко не обожествляемой персоной.

Это вы на Украине там думаете, что он царь. Но на самом деле у него есть окружение, которое ворует и диктует ему, что делать и как управлять страной. Они и мешают ему, – уверена пенсионерка из Феодосии, назвавшаяся Валентиной Сергеевной.

Оккупационная власть так и не выполнила обещание завершить “первоочередные противоаварийные работы” на башне Святого Константина в Феодосии в третьем квартале 2017 года.

Другие собеседники заявляли нечто подобное. По их словам, Путин совершенно не старается для простых людей, потому что он… «американская марионетка», которую «России подкинул Запад». Безоговорочных же поклонников российского президента среди местных жителей в Крыму встретить нам так и не удалось. В подобных разговорах ощущалась растерянность людей и их непонимание как им реагировать на изменившуюся на полуострове реальность.

На набережной Феодосии
На набережной Феодосии
Объявление в Феодосии

То, что среди наших собеседников на полуострове были преимущественно люди пенсионного возраста тоже было далеко не случайностью. Молодёжи на улицах и набережных, в кафе и магазинах встречалось нам намного меньше, чем пожилых. Всего за несколько лет аннексии Крым успел стремительно постареть и стать прибежищем для большого количества военных и «обычных» пенсионеров, часть из которых переехали сюда из России уже после 2014 года.

Зато гораздо чаще молодежь из Крыма можно встретить на административной границе с Херсонской областью. Если раньше КПВВ «Каланчак», «Чаплынка» или «Чонгар» пересекали преимущественно крымчане с баулами старше 50 лет, то сейчас на материк и с материка едут в основном молодые люди с минимумом вещей. Как объяснил водитель автобуса, подбирающего пассажиров с КПВВ, они приезжают как правило для оформления загранпаспортов и других документов. Получается, что далеко не всех крымчан устраивает беззаботная жизнь на «вернувшемся» в «родную гавань» полуострове. Несмотря на бесконечные попытки оккупационной власти убедить весь мир в обратном.

На набережной Феодосии

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

Please enter your comment!
Please enter your name here