В свое время в одном из парков Симферополя сам собой образовался небольшой и своеобразный «блошиный рынок». Его своеобразие заключалась в ярко выраженной букинистической направленности. То есть, главным объектом купли-продажи и обмена там были книги, журналы, марки, монеты, диски с фильмами и музыкой и тому подобное.

Собиравшаяся на рынке публика соответствовала его предложению. Что продавцы, что покупатели сплошь являлись довольно образованными и интересными людьми. Не удивительно, что вскоре там начали формироваться своеобразные «клубы по интересам». Они были неформальными и очень демократическими. Профессора и доценты могли увлеченно обсуждать интересующие их темы с продавцами и грузчиками, полицейские и прокуроры, с врачами и учителями и так далее. Возле продавцов, торговавших дисками с музыкой, образовался клуб меломанов, не только покупавших музыкальные диски и ими обменивавшихся, но и активно обсуждавших различные связанные с музыкой темы. Любители кинематографа естественно собирались возле одной из палаток торгующей дисками с фильмами. Самая крупная из точек по продаже книг стала местом сбора всех книголюбов не только Симферополя, но и, пожалуй, Крыма вообще.

Среди этих многочисленных мини-сообществ, особо выделялась, если не численностью, то уж точно активностью, неформальное объединение любителей военно-технической истории. Энтузиазм участников этого кружка, обсуждавших темы в диапазоне от особенностей брони танков второй мировой, до «а мог ли адмирал Рождественский выиграть Цусимский бой», буквально завораживал всех вольных или невольных слушателе этих дискуссий.

Еще одной отличительной чертой этого клуба было наличие у него всеми признанного понятно, что не формального, но все же лидера. Вова, – высокий молодой мужчина и уже тогда заметно склонный к полноте, являлся представителем младшего офицерского состава Вооруженных сил Украины. В какой части и на какой должности он служил я никогда не интересовался, да и он о своей службе не любил особенно разговаривать. Именно Вова обычно задавал темы для обсуждений, и он же «моделировал» дискуссию. Ближе к вечеру, когда собрание надо было уже закрывать, так как все уже начинали собираться по домам, Володя на всех собравшихся закупал пиво, ну и к пиву чего-то там (деньги у него были всегда).

Этим дружным распитием слабоалкогольных напитков традиционно и заканчивались собрания клуба. Когда же начались события так называемой «Крымской весны» это сообщество начало быстро распадаться – очень многие из его участников без энтузиазма восприняли новый российский статус полуострова. Впоследствии некоторые из участников этого клуба предпочли российскому гражданству переезд на материк.

Володя же, несмотря на то, что являлся офицером украинской армии, путинскую интервенция активно поддержал. При встречах, которые проходили все реже и реже он теперь говорил не о технике, а о том, как Украина все эти годы издевалась над Крымом, и как теперь при России полуостров расцветет.

Ему напоминали, что он как украинский офицер давал присягу. Однако подобные обращения к совести и офицерской чести вызывали у Володи раздражение и как результат – ярость. Возможно, чтобы раз и на всегда подвести черту под раздражающими его темами он однажды пришел на очередное собрание клуба в форме российского офицера. Многие из его знакомых после этого перестали с ним общаться, а ряды участников этого клуба начали таять, как снег под майским солнцем.

К лету 2014 года взгляды Володи на все происходящее начали радикальнейшим образом меняться. Он начал жаловаться оставшимся слушателям на то, что новое начальство (российское) относится к принявшим новую присягу крымским офицерам
как к людям второго сорта. Причем такое отношение оно не только не скрывает, но и демонстрирует при каждой возможности. Зарплата Володи также резко упала. Он начал тосковать о прежних временах и сомневаться в правильности сделанного выбора весной 2014 года.

Восторженное отношение к России все чаще сменялось в его спичах критикой тех пост-оккупационных реалий с которыми он столкнулся. Еще недавно думавший о успешном продолжении карьеры теперь он мечтал поскорее выйти на пенсию. И поздней осеню 14 года ему это удалось: своим, уже немногочисленным
слушателям он радостно сообщил, что выбил себе немаленькую пенсию, почти в 15 тысяч российских рублей. На моей памяти это был последний раз, когда он угощал остатки своего сообщества пивом. После этого на рынке Володя стал появляться все реже и реже.

Впрочем и сам рынок, и сформировавшиеся при нем клубы по интересам стали стремительно пропадать. Уходили вместе со своими точками продавцы –  им не выгодно стало торговать. Распадались и связанные с ними сообщества.

Последний раз Вову я встретил летом 2015 года, однако он куда-то спешил, или делал вид, что спешит и разговора у нас не получилось. Недавно я встретил одного из его друзей. Поинтересовался как у Володи дела и получил удивлённый ответ: «Ты что не в курсе? Вова уже больше года как умер». После выхода на пенсию он начал активно злоупотреблять алкоголем, вот сердце и не выдержало. Причем, мой собеседник это
специально подчеркнул: о том, что много пить ему противопоказано Володе врачи говорили неоднократно.

Всех причин такого исхода жизни Володи мы не узнаем никогда, но судя по всему, одной из них было то, что этот неглупый человек слишком поздно понял, что: «Присягу двічі не дають», а офицерская честь и простая человеческая совесть вовсе не являются пустыми понятиями.

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

Please enter your comment!
Please enter your name here