Не так давно в Украине было создано министерство информационной политики, которое вызвало волну негодования со стороны политиков и журналистов, у которых сложилось мнение, что это орган будет по сути выполнять карательную функцию. Однако в условиях информационной войны и явного проигрыша украинской стороны северному соседу, орган таки удалось создать. Между тем, многие угрозы, из-за которых появился такой орган существуют по сей день. В то же время первая замминистра Эмине Джапарова уверена, что в последние годы Украина научилась выигрывать бои в информационной войне, как в стране, так и на международном пространстве, о чем еще пять лет назад нельзя было и мечтать. Сама Эмине до оккупации Крымского полуострова была редакторкой, авторкой и ведущей ряда программ на крымском телеканале «АТР». Некоторое время была видеоредакторокойК и помощницей главного редактора сайта Крим.Реалії. Позже — журналисткой, автором идеи и продюсеркой некоторых программ на Радіо Свобода.

Эмине, после оккупации Крыма, насколько сложно было донести правду о ситуации в Крыму?

Мы около года после оккупации с бюджетом 0 гривен делали контент, так как позиция украинского общества была не консолидирована. Многие люди считали, что крымчане действительно ходили и голосовали за присоединение к России. Люди считали, что Крым стал российским из-за того, что предатели и “ватники” пришли и проголосовали за выход из состава Украины. Но факты, которые опубликовал Крымский Меджлис, говорят о том, что только 34,2% людей пришли и проголосовали. Но главное, какой может быть независимый референдум, если события происходили под дулом автоматов. Сейчас многие люди разочарованы, так как они получили полицейскую дубинку вместо коммунизма.

Работа нового Министерства информполитики вызывала много скепсиса, чем сегодня занимается этот орган?

Долгое время я была советником Министерства информационной политики, а только недавно стала первым замом министра. Сейчас наши направления – оккупированные территории, европейская интеграция и популяризация Украины в мире. Мы долго проигрывали в этом направлении России, и ее позицию слышали в мире, а не нашу. В 2015 мы создали канал на иностранных языках ua.tv. он вещает на английском, арабском, крымско-татарском и русском языках, и его сигнал заходит в Крым. В то же время, бюджет канала несопоставимо меньший, чем у российского аналога. Он составляет 350-400 миллионов гривен, и он не всегда дофинансируется. Это конечно намного меньше, чем у российского канала Russia Today, но, все же, мы считаем успехом его запуск. Люди получают альтернативную информацию. Долгое время у нас была дискуссия в обществе о поведении информационной политики. Одни говорили – занять агрессивную политику, закрывать пророссийские каналы, цензурировать и выгонять агентов влияния, а другие говорили, что свобода слова – прежде всего.

Будет ли это министерство после выборов при новой власти?

Есть разные точки зрения на его работу в будущем. Одна из них – что его соединят с другими, к примеру, Минкультом. А другая говорит о том, что его насыщают ресурсом, так как Зеленский говорил, что это будет приоритет.

В данное время крымчанам доступна альтернативная российской информация в Крыму?

Сегодня очень большая проблема, что сигнал российских передатчиков вдоль границы очень сильный и четкий, а вот у Украины была проблема развития инфраструктуры. Первоначально была проблема, чтобы просто покрыть как Херсонскую область и Крым, так как передатчики до аннексии были в Крыму. В данное время мы уже построили 4 вышки, а сейчас на оккупированных территориях есть украинские каналы. Россияне глушат наш сигнал и строят для этого вышки, но мы планируем установить 12 новых немецких, самых лучших передатчиков за 800 тысяч евро для качественного сигнала. В этом нам помогают американцы. К сожалению, в бюджете Украины не всегда находят такие деньги.

Есть такие же проблемы у Одесской области, как тут нам быть?

Мы также знаем об этой проблеме, но на самом деле до событий в Крыму и на Донбассе в кабельной сети было 82 канала, из которых только 2 украинских. Сейчас же ситуация иная, а если человек хочет смотреть по спутнику российские каналы, то это его выбор. На то это и свобода слова. Есть определенные вопросы, кто этим должен заниматься и строить передатчики, между рядом ведомств.

Насколько Крым сейчас отдалился от Украины?

Сейчас нам важно показать, что есть люди, которые ждут Украину, и реальную ситуацию в Крыму. Не можем мы забывать о 150 политических заключенных на полуострове, среди которых Владимир Балух. Он был обычным фермером, который пострадал за то, что прицепил табличку на своем доме “улица Небесной Сотни”. К нему неоднократно наведывалась ФСБ и требовала снять, а в итоге его обвинили в том, что он хранит оружие, и теперь он в колонии. Таких случаев масса.
Мы сейчас переводим многие книги и издаем про истории крымчан и людей, которые стали жертвами репрессии в Крыму. Наша задача, чтобы эти истории были известны в мире.

На мировой арене, насколько сложно представлять позицию Украины?

Трудности с тем, что россияне возят общественных деятелей, журналистов, деятелей искусства и спортсменов на конференции. Через них пытаются говорить, как хорошо в Крыму живется, и что есть дружба народов, и что притеснений языков нет. Но на деле, если в 2013 году изучали украинский язык и обучались на нем 13 тысяч человек, то сейчас 300 человек. Мы недавно ездили на конференцию гибридная война “Человеческое измерение”. На ней каждый год собираются общественные деятели, политики и т.д. Второй день был посвящен свободе слова. Мы посчитали, что 13 российских организаций под разными названиями приехали на нее и рассказывали, что в Украине нет свободы слова, и ни слова про Россию. Целью таких выступлений является создать ложное впечатления про ситуацию в Украине.

Как вы считаете, проигрываем ли мы информационную войну?

Я не считаю, что это так, ибо люди продолжают ездить в Украину за украинскими паспортами. Сохранение наших документов – показатель того, что люди сохраняют связь с Украиной. Людей, которые ждут Украину, много. Несмотря на то, что тратят огромные деньги, чтобы разъединить нас, люди ездят в Украину за документами, в том числе на землю, говорит о том, что люди ждут возвращения в нашу страну территории Крыма. 5 лет оккупации, а люди все еще верят.

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

Please enter your comment!
Please enter your name here