В середине марта мне неожиданно позвонили родственники из Горловки и пригласили на юбилей старейшины нашего рода. И хотя праздничное мероприятие планировалось скромное, отказаться от участия в нем без веской причины было сложно. Поэтому ранним весенним утром я отправился в путь.

Про пересечение украинского блок поста рассказывать банально – 10 минут в очереди и 5 минут на паспортном контроле.

Дальше было уже не так скучно. Поехали на блокпост “волшебной страны”- “Дырляндии”, как её называют в самом “ДНР”. То, что впереди это “народная республика” было видно по мусору вдоль обочины и табличкам с предупреждением, что обочина заминирована.

На самом блокпосту “народной республики” картина не лучше: мусор вываливается из урн и лежит наваленной кучей рядом. Везде грязь, мусор и серость, уныние.

На этом фоне, не особо выделяются воины “Бандустана”. Они полностью вписываются в пейзаж: тоже грязные и серые. Самое главное, от них идет неприятный запах, наверное, именно его называют “русским духом”. А во что они превратили Еленовку! В бомжатник.

В автобус входит “пограничник” в грязной форме – собирает паспорта. Одной рукой с грязью под ногтями берёт их и складывает стопкой во вторую, но поскольку руки у него явно выросли не из того места, роняет паспорта, топчется по ним берцами и со словами: “Ничё, бывает”,- собирает их обратно.

Всех кто моложе 55, отправляют в “МГБ”, на проверку. Стандартные вопросы: “Куда? Зачем?” И – снятие отпечатков пальцев, если их в компьютерной базе нет.

Стоим, ждем. Через час приносят паспорта, отдают. Тихо радуюсь, что паспорт не испачкали и не испортили.

Ощущение свободы уже нет, зато чувство тревоги стало постоянным. Психологический пресс давит все время, пока находишься на оккупированной территории. Ощущение свободы пропало еще в 2014 году, когда на Донбасс пришли оккупанты с российским триколором. Ранее красивый Донецк сейчас выглядит как потрепанная, старая путана – хоть и пытается молодиться, но не получается. Все серо, разбито, в траурных тряпках. Местами видно много камуфляжных «бабуинов – защитников». Видимо ищут «вездесущую украинскую ДРГ. Или просто ищут к кому «доклепаться». С ужасом думаю, какой меня встретит Горловка! Если Донецк так выглядит то, что меня ждет!

Приехали на вокзал «Южный».

Ранее, кипевший жизнью, он теперь бьется в агонии. Маршруты на Горловку, Харцызск, Макеевку и Россию. Всё, конец, наездились.

Пока ждал автобус на Горловку, решил попить кофе. Признаю, затея рисковая. Кто помнит кафе на вокзале «Южный», рядом с первыми платформами? Так вот, забудьте про него и обходите десятой дорогой. Кофе там ужасный. Честно говоря, то это вода, закрашенная под кофе; ни запаха, ни вкуса, видимо они используют один стик кофе на ведро воды. Но стоит 20 российских рублей. Пить это я не решился. Иду за чаем, пить то хочется. Чай не лучше – отпив глоток, ставлю его у мусорной урны рядом с кофе. Покупаю бутылку воды и утоляю жажду.

Жду автобус №76. То ли я отличался от местного “бомонда”, то ли так выглядел, но подошло человек пять попросить денег. Ставка начиналась с 15 рублей. Последний вообще, обнаглел, требовал 100 рублей, потому что он раненый и защищал меня. Отказ дать денег, я аргументировал словами о том, что «защитникам» должны платить те, кого они защищают, хотя на языке вертелась фраза: жаль, что не всех таких «защитников» война убила.

Мой транспорт, следующий по маршруту Донецк – Горловка тоже не порадовал – рассыпающийся по частям автобус № 76 с поломанной дверью, на удивление, довез быстро, всего 2 часа. И тут начали сбываться все мои кошмарные сны: пустые вымершие улицы города, сумерки, стаи бродячих собак, через раз горящие фонари – все это навевало мысли о фильме ужасов. Даже начала закрадываться мысль, а не побегут ли сейчас зомби? Стою на остановке – ищу глазами электронное табло. Вспоминаю, где я. Цивилизация далеко отсюда. Печально.

Приехал домой затемно, лег спать, устал. 


Утром договорились встретиться с родственником, прогуляться по городу, чтобы купить подарок, так как приехал налегке.

Договорились встретиться возле магазина «Ваш магазин» по улице Комсомольской, который славился своей вкусной кулинарией. Встретились и конечно сразу же зашли в магазин. Так как позавтракать не успел, решили легким перекусом отметить встречу. Купили чай и пирожок и отошли от прилавка.

Попробовав пирожок, я понял: что – то не так. То ли утро было недоброе, то ли кулинар встал не с той ноги. Но пирожки оказались полусырыми и есть их было невозможно.

Заподозрив, что с чаем скорее всего тоже проблема, оставил его не тронутым.

После неудачного завтрака, двинулись к центральному рынку. По дороге родственник поделился новостью: в Горловке открыли еще один банкомат. Теперь их стало 19. Вспомнился 2014 год, когда сторонники «русского мира» крушили и грабили банкоматы. И лишь только в 2015 году из сломанных и разбитых банкоматов «народная власть» удосужилась отремонтировать первый и единственный банкомат «Банка ДНР». За четыре года 19 – это прорыв. До войны их в Горловке тоже было 19, то есть достигли уровня 2014 в этом вопросе. Банкоматы, по словам родственника, работают круглосуточно, только он не понимает смысла их работы ночью, ведь комендантский час не отменен.

Дошли до центрального рынка – все тоже тихо и печально. Зимой там обрушилась крыша на рядах – просто обнесли лентой. А зачем чинить?

На многих роллетах висит бумажка “ОПЕЧАТАНО, НЕ ВСКРЫВАТЬ”.

Не заплатили налоги. Цены на все космические. Начиная от продуктов и заканчивая вещами.

Проснулся дух авантюризма, решили пройтись по городу. Побывали в «цирке», на площади Победы – типа ярмарка: 10 палаток, 5 из которых с медом.

За разговорами забрели на оптовый рынок. Пусто. Просто пусто.

Молча бредем в сторону автовокзала. Ощущение безысходности начинает давить все сильнее и сильнее.

В этой части города, почти нет людей, редко встретишь кого-либо. Даже на почте, у которой поменялась только вывеска.

Более оживленно только возле магазинов.

По пути встречаем магазин.

Заходим посмотреть.

Товар в основном российский, хотя встречается и украинский и белорусский. Покупаем продукты и уходим, все пора на юбилей.

Из рассказа родственника, я узнал, что в Горловке осталось всего 5 работающих предприятий: «Горловский мясокомбинат», «Никитовский хлеб», «Твой производитель», «Новейшие пищевые технологии», специализирующееся на полуфабрикатах и ФЛП Шеленкова С.С., производящая кондитерские изделия. Оккупационные власти не смогли наладить производство. Разбитые дороги, разбитые здания, порезанные и затопленные шахты, безработица, нищета, безысходность – все это принес в Горловку оккупант.

Общее впечатление: народ запуган, глаза вниз, перед собой не смотрят. Боятся слово сказать. Не встретился ни один человек с улыбкой на лице. Создается впечатление, что на меня все косятся, как будто я чужой, как будто от меня веет свободой и не зависимостью.

А Горловка умирает, умирает медленно и монотонно, под звуки канонады с окраин города. Перспектив нет. Хотя, стоп: есть еще наши люди, граждане Украины, которые верят и ждут освобождения, за которых стоит бороться, стоит спасать, а с ними спасать и сам город.

Бо Горлівка – це Україна!

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

Please enter your comment!
Please enter your name here