Однажды в детстве я стал свидетелем странной реакции моих близких на, казалось бы, веселый и добрый фильм, а именно на «Кубанские казаки» Ивана Пырьева. Только увидев название фильма, моя замечательная, добрая и мудрая бабушка, тут же встала и сказала, что не может вновь смотреть этот «(грубое слово)» фильм, так как очень хорошо помнит, как они тогда питались жмыхом и картофельными очистками, в то время как герои с экрана их дразнили, давясь деликатесами! После чего бабушка ушла в другую комнату. Отец и мама, кивнув головами, последовали за ней! Смотреть тот фильм я остался в гордом одиночестве!

Не так давно в Симферопольском музыкальном театр состоялось представление музыкальной драмы «Мост над рекой». Как ни странно, но спектакль произвел по-своему сильное впечатление, заставив вспомнить тот случай из далекого детства, поэтому хотелось бы о нем немного рассказать!

В преддверии такой премьеры со всех сторон доносились суждения, что автором комедии является известный современный российский драматург, автором текста песен – некий известный поэт, а музыку писал – композитор, пишущий для Николая Баскова! Подчёркивали так же, масштабность постановки – больше сотни участников! Музыка, что вообще и неудивительно, была абсолютно никакой, тексты песен – такие же. После посещения спектакля прошло совсем немного времени, но ни мелодии, ни слова песен в памяти не задержались.

Если поэтическо-музыкальные элементы представления в памяти не задержались, то некоторые сюжетные перипетии этой комедии забыть будет нелегко! Так же, как и в фильме «Кубанские казаки» Ивана Пырьева действие в симферопольской постановке происходит сразу после войны, где-то на Кубани. Два населённых казаками колхоза разделяет река, а также вражда их председателей! Много лет назад один из них увёл невесту другого! Несостоявшийся жених не смог простить обиду разлучнику. Какой уж тут мост! Возле одной из станиц находится цыганский табор и отношения между казаками и цыганами так же далеки от идеала.

Собственно, завязка пьесы начинается с того, что зрители узнают то, что две дочери одного из председателей (одна из дочерей приемная, другая родная) тайно встречаются – одна (приёмная) с сыном руководителя соседней станицы, друга (родня) с сыном главы цыганского табора. Все дальнейшие сюжетные ходы рассказывают о тех «преградах» которым влюбленным парам пришлось преодолеть на их пути к свадьбам! По ходу развития сюжета зритель узнает много интересного – так по мнению автора пьесы, кубанские казачки это те еще девушки с пониженной социальной ответственностью! Так настоящим отцом одного из героев оказался тот самый несостоявшийся жених! Одна из героинь забеременела от сына цыганского барона (казачка от цыгана) так же за долго до свадьбы! Казаки при этом сильно не любят цыган! Но в феерическом финале пьесы все со всеми мирятся и друг друга прощают! Говорят, «Любо» (вообще это слово в пьесе произносилось каждые несколько минут) и начинают строить мост!

При этом как и в фильме Пырьева в этом спектакле не было и намека на то, что в реальности происходило в эти годы! Так о голоде в пьесе не прозвучало ни слова! Наоборот в сценах застолий (их в постановке было несколько) зрителю показывалось то как зажиточно живут казаки и как хорошо и сытно они питаются. При этом все без исключения герои пьесы правильно политически ориентированы и занимали как раньше говорилось – «активную гражданскую позицию». Если герои говорили не о любви, не о вражде с соседями, не о необходимости строительства моста – то значит они начинали петь дифирамбы величию России вообще и русскому народу в частности! Причем подчеркну не Союзу Советских Социалистических республик, а именно России! Врагов в пьесе так же не забывали упомянуть – обязательно в пренебрежительно – унизительном контексте. Правда собственно кто такие эти враги автор этого произведения не уточнил, справедливо полагая, что зрители и сами могут догадаться.

Тема Украины и Украинцев аллегорически так же была затронута в постановке. Один из казаков самый маленький и вечно пьяный говорил именно о том, что в России считают украинским языком! Этот персонаж был, еще раз подчеркну, маленьким вечно пьяным и каким-то жалким что ли, но остальные казаки пусть и относились к нему пренебрежительно, но в обиду его не давали!

Все герои этой пьесы обладали еще одним свойством – они любили власть (начальство)! Это начальство в пьесе было представлено неким районным руководителем. Первоначально герои пьесы о нем просто говорили, причем неизменно с почтением, плавно переходящим в восхищение. В финале постановки руководитель появился лично. Причём не свадьба главных героев, а именно его появление – являлось кульминационной точкой спектакля. Он появился сразу на самой высокой точке построенного моста (показав тем самым то насколько любой представитель власти в России выше обычного человека), и произнес душеспасительную речь полную ничего не обязывающих патетических призывов к всему доброму и светлому и т. д.!

Для полноты картины, по моему мнению, нахватало только одного штриха: рядом с выступающим начальником должен был стоять мальчик Вова, приехавший, например, погостить к родственникам из Ленинграда. Он мог собственно и ничего не говорить, а просто с высоты «моста» задумчиво смотреть на зал. Все что нужно зрители бы увидели сами! Но на подобный штрих автору скорее всего не хватило творческой смелости!

После окончания спектакля актеры явно ожидали бурных аплодисментов. Но не так сталось, как гадалось! Зрители, вяло поаплодировав, начали быстро покидать зал. Пожилые зрители скорее всего вспомнили фильм Пырьева, а он при всех его недостатках был на порядок талантливей этой подделки. А молодежь, судя по услышанным мной репликам вообще не поняла, что она здесь забыла! Все разговоры, которые я слышал по дороге к выходу касались темы потерянного здесь времени!

Даже привлечение больших финансовых и человеческих ресурсов не помогает нынешней российской так называемой творческой элите создавать в хоть какой-то степени интересные и идеологически правильно ориентированные проекты. Если те же снятые в 1949 году «Кубанские казаки» Ивана Пырьева. были по-своему шедевром, то поделки современных «творцов» по своему художественному уровню не дотягивают до самых примитивных советских агиток! Причем я имею в виду не тех деятелей, которые поставили вышеописанный спектакль! Даже те режиссёры, которые некогда снимали прекрасные картины, ставили интересные театральные постановки, в новых посткрымских реалиях либо не снимают вообще ничего, либо за редким исключением, создают произведения столь низкого качества, что определение «халтура» по отношению к ним, выгладит практически комплементом! Так Тигран Кеосаян в прошлом снимал прекрасные фильмы, такие как например «Заяц над бездной», а в 2018 году его таланта хватило лишь на «Крымский мост. Сделано с любовью» низкопробную (но зато высокобюджетную) дребедень!

Почему так все происходит – по моему все очень просто: художники времени «ревущих тридцатых и грохочущих сороковых», по-своему верили в то о чем писали и снимали, а нынешние халтурщики «эпохи путинского ампира»- просто осваивают бюджет!

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

Please enter your comment!
Please enter your name here