Усилия российских пропагандистов по обеспечению картинки «гражданской войны» на территории Донбасса на протяжении 5 лет всегда были нелегким делом. Наполнение «армий» местными жителями прошли несколько этапов. Еще в 2014 году в Славянске Гиркин-Стрелков плакался на камеру, что жители города не идут защищать «русский мир». Многолетняя пропаганда «шикарной жизни в РФ», русских зарплат и пенсий, ностальгические всхлипы из зомбоящика по СССР не сподвигли население в большинстве взять в руки оружие. Люди, которые, возможно, и поддерживали «русский мир», «назад в СССР», пресловутую «колбасу по 2.20» и прочую пропагандистскую лабуду, все равно предпочитали отсидеться – ощущалась явная нехватка «местного мяса» для войны. И тогда в ход пошли приемы, воздействующие на чувства людей – «пепел сожженных в Одессе» – стал одним из катализаторов ненависти к «хунте». Сколько желающих отомстить пришло под ружьё оккупантов можно только догадываться. А потом были картинки горящих от «укропского огня» городов, фото убитых мирных в Луганске (вопрос: « А кто же это сделал» – даже не обсуждался). Для мобилизации и прикрытия «ихтамнетов» на Донбассе нещадно эксплуатировалось «Не забудем – не простим» с многотысячным тиражированием кровавых подробностей на фотографиях растерзанных тел «горловских, донецких мадонн» с детьми…

При этом в жертвы «киевской хунты» оккупанты, как обычно, записывали убитых ими же детей. Вот фотография памятника из Дебальцево с неизменными цветами и мягкими игрушками. Несколько раз в год там собирают митинги, чтобы почтить память Артема Лыткина и Данила Макаева, которых называют «жертвами украинских агрессоров», дабы подпитывать огонь ненависти. А ведь эти дети погибли как раз в результате артобстрела Дебальцево в январе 2015 года, когда именно российские войска и боевики обстреляли город из «Града».

В ход пошли манипулятивные и зачастую постановочные фото с непременными параллелями с ужасами войны 1941-1945 гг.

По «республиканским» ТВ без перерыва демонстрировались очередные сеансы плясок на детских костях перед камерами, чтобы получить пафосные сюжеты для картинки, митинги у памятников погибшим детям, многотысячные акции «Позвоните ангелам Донбасса», «Запусти фонарик в небо» – всё это работало в плюс набора до поры до времени.

И вновь стал вопрос о «мясе в окопы». Пошел в ход экономический фактор – всем согласившимся встать на защиту «власти» ОРДЛО стали обещать минимальную ставку 15 тысяч рублей. Среди других обещаний – право на 30-дневный отпуск, обеспечение продовольствием, премиальные, процентная надбавка за стаж, страховка и, наконец, возможность бесплатно получать медицинскую помощь и бюджетное поступление в любой вуз ОРДЛО. Тем более стали массово закрываться предприятия, шахты, появились многомесячные долги по зарплате. В сравнении с зарплатами даже подземных рабочих – это было существенной мотивацией пойти послужить… и бесславно умереть за идеи «русского мира», а семья, потеряв такого «кормильца с автоматом, обещанные компенсации и льготы так и не получала, да и раненные на «колчаковских фронтах» ни квалифицированной и долгосрочной медицинской помощи, ни достойной пенсии по инвалидности зачастую так и не увидели.

Потом появилась новая методичка – сборы «резервистов» и постановка на военный учет. «Военные сборы резервистов” стали реальной опасностью для жителей ОРДЛО, ведь посещение их, приписка к военной части делает из мирного гражданина не коллаборантом, подпадающего под амнистию, а банальным террористом. А это уже другая история. Размыть амнистию, замазав огромное количество людей не только сотрудничеством с оккупантами, но взятием в руки оружия на «пострелять на полигоне» может обернуться реальным взятием в ряды «оплаченцев».

А непременная постановка на учет мужского населения при декларируемом «добровольном» призыве – это прямая дорога в «республиканские» окопы. А уклонистам обещаны «санкции жизни»:

Обратите внимание: «Устроиться на нормальную работу (без прохождения военной службы или взятия на учет) порой бывает невозможно». О какой работе в ОРДЛО вещают пропагандисты, если стоят почти все промышленные предприятия – ни одна шахта Горловки и Енакиево уже не дает на гора уголь, стоит «Стирол» , ДЭТЗ, на грани остановки ДМЗ… Куда идти работать выпускникам Лутугинского колледжа, если в том же районе шахта Лутугинская затоплена, «Сутоган» при смерти, «Белореченская» – задолженность 2-3 мес. по зарплате, а Лутугинский государственный научно-производственный валковый комбинат давно в коме? Вот и окучивают оккупанты молодых людей, рассказывая о стучащемся пепле сожженных в Одессе, Хрящеватом, о расстрелянных самими же «братьями» мирных пассажиров троллейбуса на Боссе в Донецке.

Учитывая высокий уровень безработицы на временно оккупированных территориях, подобное «трудоустройство» может стать единственным для местных.

А тут нововведение подоспело – в «ЛНР» ввели обязательную трудовую повинность для мирных граждан.

Это постановление позволяет принудительно привлекать трудоспособных мирных жителей в возрасте от 18 до 55 (для женщин) — 60 (для мужчин) лет к работам для нужд обороны, ликвидации последствий применения противником оружия, по восстановлению поврежденных (разрушенных) объектов экономики, систем жизнеобеспечения, а также к участию в борьбе с пожарами, эпидемиями и эпизоотиями.

Обязательной трудовой повинности смогут избежать лишь желающие пополнить ряды «оплаченцев», матери и отцы-одиночки, беременные женщины и инвалиды. Кормящие и многодетные матери такой привилегией уже не пользуются. Так называемые восстановительные работы – это элемент советского прошлого, когда на тяжелую физическую и неоплачиваемую работу бросали гражданских, в том числе женщин. Помните: Беломорканал, ДнепроГЭС…

А обеспечивать привлечение к бесплатным работам любого «гражданина» никем не признанного «государства» будут «органы военного управления народной милиции», то есть непосредственно оккупанты с оружием в руках.

За выполнение этих работ власти «ЛНР» обещают бесплатно кормить привлекаемое население: работа за похлебку – где-то уже это было…

Пасечнику, видимо, сверху намекнули, что не только воевать, но и восстанавливать инфраструктуру и промышленность должны именно местные жители. Хватит халяву от гуманитарок давить, тем более РФ и так трудно под санкциями, вот уже 3 месяца гуманитарку в ОРДЛО не шлют. А принудительная служба и трудовая повинность должны добавить элемент патриотизма и воспитательной работы маленькой Швейцарии.

Правда, превращение жителей на оккупированных территориях Донбасса окончательно в рабов ОРЛО будет проводиться пока «пилотно». «ДНР» пока не включилась в этот почин. Но если он пойдет в «ЛНР», что называется, как по маслу, то через месяцок-другой, глядишь, в «трудармейцы» сгонят и славных жителей ОРДО, где трудовых ресурсов для этого значительно больше.

Вот и будут на будке людей в 4 утра по объектам развозить. Кого клумбы тяпать, кого металл неработающих шахт пилить, кого памятники Ленину и поребрики по району красить, а кого минные поля разминировать? Думаете, пожалеют для этого десяток-другой рабов? Если можно избивать человека в присутствии наблюдателей Специальной мониторинговой миссии,

то почему нельзя послать женщин и подростков рыть окопы на передовой и одновременно за ними прятаться, как завещал великий Путин?

Ведь на захваченной территории с заложниками можно не церемониться?

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

Please enter your comment!
Please enter your name here