Новости из “зоны”: на Донбассе Бога нет

Елена Бриз

0
1163

Новости из “зоны”

Вашему вниманию представляем новое “Письмо из Донбасса” от украинского патриота, живущего в шахтерском городке на оккупированной Россией территории Украины, с размышлениями о “вере” на Донбассе, совершенно не в религиозном понимании, о “духовности и ценностях” русского совкового мира, о потере самоидентификации и причинах поддержки идей “русской весны” частью населения.

Песня о Вере и Преданности

Восьмой студийный альбом британской группы Depeche Mode называется “Songs of Faith and Devotion”. Красивое, очень точное и, конечно же, концептуальное название – “Песни о Вере и Преданности”, о чем прямо говорят названия и тексты, включенных в альбом песен. Прекрасное и абсолютно законченное произведение, однозначно оставившее серьезный след в мировой культуре.

Очень сложно было бы подобрать название для произведения (любого вида искусства), посвященного современному Донбассу (варианты в неувядающем “совок стайл” не рассматриваются), но о Вере и Преданности населения этих территорий вполне можно поговорить.

Если верно, что это Вера рождает Бога, а не наоборот, то Бога на Донбассе нет давным-давно. Нет, вера (да, скорее так, с маленькой
буквы, чтобы снизить степень торжественности термина
), конечно же, присутствовала и присутствует, но к Богу она не имеет никакого отношения. Она не имеет отношения даже к напускной (но совершенно куцей) “духовности”, которой, по аналогии с северными соседями, пытаются гордиться местные, причисляющие себя к носителям давным-давно пахнущего мертвечиной “русского мира”.

Колонизаторская политика советской Москвы замешала в ходе индустриализации на этих землях такое “людское варево”, что говорить о какой-то общности населения с тех пор было бы просто нелепо. Но об этом речь и не шла, ведь в СССР в итоге должен был появиться заранее воспетый “советский человек” – существо без национальности, без корней, без предков, без истории и, конечно же, без Веры (говоря полу-научным языком – Homo Sovkovus). Инструментами этой кровавой “генетики” стали, в том числе, Голодомор, репрессии и насильственная русификация.

Нельзя, конечно, сказать, что таким было положение вещей только на Донбассе или только в УССР, это давний и отработанный метод покорения Россией захваченных земель. В Украине же (и на Донбассе, в том числе) “коса смерти” так прошлась по “полю этнических украинцев”, что оставила после себя практически пустыню. Но вот СССР перестал существовать, Россия в очередной раз уменьшилась в размерах, Украина обрела независимость и определенный процент населения с проблемами самоидентификации. Ничего удивительного, что большинство из тех самых граждан проживало в одном из самых индустриализованных регионов страны, а когда выстроенные в жестко централизованном порядке плановой экономики, связи предприятий региона в одночасье оборвались, его жители пережили еще один (сильно усугубивший предыдущие проблемы) кризис.

Вопрос Веры (в нашем же случае ее отсутствия) практически всегда приобретает первостепенное значение при самых различных потрясениях в человеческой жизни. Это тот самый фундамент, опора, ответ и помощь, которые так нужны, чтобы пережить и выстоять в трудные времена. Но мало кто искал ответы (и уж тем более Бога), особенно в церкви. Сложившиеся среди проживших на Донбассе даже сравнительно немалый срок жителей, религиозные традиции стали совершенно формальными и вряд ли могли считаться наполненными искренностью и верой. Но свято место пусто не бывает – из-за отсутствия национального самосознания, общности с памятью предков, морального стержня, усиленного, в том числе, связью с вышеуказанным, да вообще хоть чего-то святого, на первое место вышло то, что стало даже не сколько суррогатом-заменителем, заполнителем образовавшегося вакуума, а вполне себе попутно созданным советской репрессивной машиной, новым, негласным и неписанным сводом правил для жизни и быта еще того самого “советского человека” – тюремно-лагерные понятия. Опять же, эти понятия достаточно ярко иллюстрировали типичный для СССР когнитивный диссонанс: с одной стороны “… я другой такой страны не знаю, где так вольно жил бы человек…” и ужасы советского тоталитаризма с другой, и всё это одновременно, и всё это в одних и тех же головах.

Вот то, что заменило собой Веру и стало основным сводом жизненных правил для многих жителей Донбасса (и не только, к сожалению): “хочешь жить – умей вертеться”, “лох – это судьба” и еще много-много “жизнеутверждающей мудрости”, сводящейся в итоге к одному “закону джунглей”: “или ты, или тебя”. И вот для этого населения (гражданами-то своей новой страны они стали, можно сказать, номинально, а вовсе не сознательно) без Веры во чтобы-то ни было, без чести и совести (прямо противоречащих “понятиям”), не было ничего зазорного ни в сепаратистских митингах, ни в “референдуме”, ни в войне против своего государства и своих же сограждан. Была “перспектива” “урвать кусок”, “кинуть лохов” и “зажить по-крутому” (конечно, как это представляет себе носитель этих понятий”), и всё это под соусом еще одной “мудрости” – “кто сильнее, тот и прав” (ведь “за нами Россия”). Да и все прочие идеологические изыски, обоснования и оправдания – это не более, чем наработки политтехнологов и пропагандистов, внушавших и внушающих подопытному населению, что “вот сейчас можно и нужно убивать “бандеровцев/фашистов/нациков”.

Мораль же этой истории будет очень простой: наивно ожидать Преданности от того, у кого нет Веры ни во что, кроме наживы.

P.S. А предателям (тем более считающим себя “последним оплотом духовности в мире”) стоило бы помнить, что библейский Иуда сам же себя и наказал за свое вероломство, покончив жизнь самоубийством.

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

Please enter your comment!
Please enter your name here