Пожалуй, один из самых болезненных вопросов на сегодняшний день: что ждёт крымских татар, оставшихся в Крыму?

С первых дней оккупации Крыма российская власть приступила к репрессиям против крымских татар. С аннексии полуострова Россией была открыта новая страница в истории их боли и страдания.

12 мая этого года около 16:00 к дому заместителя главы Меджлиса крымскотатарского народа Ильми Умерова в Бахчисарае подошли двое незнакомцев. Один из них представился сотрудником «отдела по борьбе с экстремизмом республиканского ФСБ», другой — «начальником Бахчисарайской полиции», и попросили Ильми последовать за ними. Уже на улице выяснилось, что непрошеных гостей сопровождали пять машин с «ФСБшниками», «полицейскими» и представителями «спецназа». Вскоре после этого к дому Ильми подъехала толпа вооружённых до зубов людей в балаклавах — «беркутовцев». Без лишних слов они приступили к обыску. Несмотря на то, что участникам таких «маски-шоу», судя по всему, найти ничего противозаконного в доме представителя Междлиса не удалось, Ильми Умерова обвинили в призывах к нарушению территориальной целостности государства-оккупанта и принудительно поместили в психиатрическую больницу.

Преследование Умерова стало началом нового витка репрессий против крымских татар со стороны оккупационной власти Крыма. Репрессий, которые не прекращались с первых дней вооружённого захвата полуострова «зелёными человечками» в феврале 2014 года. Освобождение же замглавы Меджлиса спустя почти четыре месяца к снижению градуса ненависти России по отношению к крымским татарам никак не привело. Одновременно с его выходом из больницы на полуострове были незаконно осуждены сразу четверо крымских татар — Руслан Зейтуллаев, Ферат Сайфуллаев, Рустем Ваитов и Юрий Примов — к 7 и 5 годам заточения. Обвинительный приговор в отношении них вынес Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону. Сегодня в крымских сёлах проходят обыски, и за хранение исламской литературы людей заключают под стражу с формулировкой-клеймом «террорист» или «экстремист».

Уже когда на перешейках вкопались российские бригады «зелёных человечков», а мировому сообществу впарили «референдум», перед государственным аппаратом России стала проблема как можно быстрее и глубже втянуть крымскотатарский народ в российскую государственную действительность… и, возможно, утопить его там. Цели Кремлём расставлены: слепить послушный народ и заставить его забыть о своей мечте — создании Крымскотатарской Республики.

В первую очередь оккупантам мешало национальное политическое ядро крымскотатарского народа — Меджлис. Его убрали комплексом незамысловатых последовательных мер. Сначала здание, где заседал Меджлис, объявили историческим наследием, а представителей организации выгнали руками «зелёных человечков». Лидерам Меджлиса «зелёные люди» запретили въезд в Крым и в дальнейшем возбудили уголовные дела против них. Сейчас исполнительный орган Курултая крымскотатарского народа и вовсе запрещён как экстремистская организация.

Все эти пройдённые или происходящие процессы в Крыму рисуют пугающую перспективу крымским татарам как народу. Что же ждёт их в будущем, если возврат юрисдикции Украины будет затянут во времени на десятки лет. На эти вопросы попытается ответить наш собеседник из Крыма — историк, политолог и преподаватель одного из уже российских вузов Иван Александрович (по понятным причинам настоящее имя не раскрываем):

– Иван Александрович, какие угрозы на сегодняшний день наиболее актуальны для крымских татар?

– Если говорить открыто об угрозах, которые стоят перед крымскими татарами, то в первую очередь хочется отметить, что у России есть колоссальный опыт подавления народов, которые она поглотила за последних пару веков. Последствия таких воздействий и расхлёбывает нынешняя Украина. Учитывая проявившую себя российскую пропагандистскую машину, это не стоит недооценивать. Уже сейчас можно наблюдать, как в Крыму конкретно по крымским татарам работают некие российские государственные научные структуры, способные влиять на политические решения Кремля, в частности по вопросам крымскотатарского народа. Проводят разного рода анонимные научно-исследовательские опросы, организовывают научные форумы и конференции, спрятанные за ширмой внешней заботы и содействия, но преследующие абсолютно антагонистические цели.

Безусловно, такие методы, как запугивание, задержание, похищение, замалчивание, уголовные обвинения — это главный конёк России в усмирении крымских татар. Но также применяются ещё и меры скрытного ползучего влияния, которые порой куда более опасны. Эти меры и есть их заделом на будущее «русского мира». К сожалению, о таких изощрённых угрозах мы говорим мало.

– То есть в Москве ведут целенаправленную системную работу именно по крымским татарам. Какого характера эта работа и чего они хотят добиться?

– Они боятся, что крымскотатарский народ трансформирует свои мечты о собственной государственности в действия, а также понимают, что именно с недовольства крымских татар российской политикой может начаться борьба за возвращение Крыма в состав Украины.

Не так давно затронутый в Украине вопрос о создании национально-территориальной автономии крымских татар в Крыму вызвал бурную реакцию руководства РФ. Пускай формально, но Украина может дать крымским татарам того журавля в небе, о котором они мечтают. Россияне воспринимают этот факт как колоссальную угрозу для своих национальных интересов, поскольку их интересы не предусматривают вообще никаких автономий для крымских татар. Поэтому там заинтересованы в проведении целого комплекса мер, направленных на противодействие возможным негативным последствиям в этом вопросе.

Первое, что они уже сделали так — это дали крымским татарам воробья в закованные руки, то есть вместо территориальной автономии в апреле 2015-го создали общественную организацию «Региональная национально-культурная автономия крымских татар». Таких общественных организаций в Крыму десяток. Разрешить крымским татарам иметь свою культуру (и то в кавычках) — это и есть альтернатива по-российски.

Также курс взят на смысловые метаморфозы. Россия будет пытаться трансформировать в умах населения полуострова такое понятие, как «крымские татары — коренной народ Крыма», в понятие «крымские татары — национальное меньшинство Крыма» наряду с украинцами, евреями, армянами, греками и т. д. Уже на ток-шоу, в школах и институтах убедительно рассказывают, что это русские исторически первыми в Крыму появились 1000 лет назад под флагами «Древнерусского государства» (они так Киевскую Русь теперь называют), а крымские татары в Крым позже понаехали. В российской версии крымской прессы уже не раз муссировалась информация, что якобы только лишь в ХVI–ХVII веках началось формирование крымскотатарского народа.

Альтернативные мнения Россия выдумывает и пропагандирует специально, дабы россиянин на бытовом уровне мог чувствовать своё превосходство и имел чем оперировать в спорах на рынке, на работе, дома, да где угодно! Идеологи Кремля предают Крыму «сакральное» значение в истории России как альтернативной версии происхождения её от Киевской Руси. Понятно, что всё это идёт в ущерб истории крымских татар.

– Россия не первый раз искажает исторические факты в своих целях.

– Совершенно верно. В терминологии политтехнологов этот термин называется корректировкой исторической памяти. Хотят россияне искоренить историческую память крымскотатарского народа и в отношении депортации. Не желают, чтобы в будущем крымские татары ассоциировали их с организаторами депортации, с теми людьми, которые заселялись в их дома, людьми, которые более 40 лет не пускали крымчаков обратно в Крым. Положительно, что хоть сейчас Россия юридически реабилитировала в советском понимании «народы-изгои». Но посмотрите на абсурдность дальнейших действий. Россияне в «лучших» традициях хотят сделать праздник на костях. Крымским татарам навязывают торжественные мероприятия в день принятия Путиным закона о реабилитации, в то время как 18 мая запрещают собираться больше трёх. Что же это как не попытка изменить самоидентичность? Поэтому не удивительно, что страхи крымских татар и их исторические обиды вполне обоснованы. Российской власти просто свойственен такой способ мышления. Для неё нет ничего проще, чем взять и выселить целый народ, запретить неугодные организацию, телеканал, собрания, провести обыски во всех домах крымских татар деревня за деревней. Что может быть проще, чем посадить всех несогласных и так далее и тому подобное? Тут прослеживается параллель, что способ мышления тогда и сейчас у российских властей абсолютно одинаковый, просто они своё мышление умудряются изощрённо развивать.

– Если говорить о научных подходах Кремля к этому вопросу, то надо полагать, что без внимания не останется ни одна сфера жизни крымскотатарского народа.

– Явным есть и стремление россиян к религиозному превосходство на полуострове, пускай и внешнему. Посмотрите, сколько сегодня в оккупированном Крыму строят православных церквей, а придорожные кресты возводят практически на каждом перекрёстке. Таким действиям у оккупанта тоже найдётся объяснение, например, что греки тут православье завели ещё задолго до ислама, поэтому и право имеют. Конечно же, оккупант никогда не объяснит, какое отношение он имеет к Древней Греции и к Киевской Руси (улыбается).

Стоит также ожидать дальнейшего уменьшения доли крымскотатарского контента на телевидении и радио. Под табу точно окажутся передачи этнографического, исторического содержания, а в остальном, естественно, будет жёсткая цензура и пропаганда. В России никто не допустит, чтобы крымские татары сами определяли, как трактовать свою историю, традиции и культурно-историческое наследие. Всё это будет подвергаться такой же корректировке.

– Как обстоят дела в Крыму с межнациональными и национальными вопросами?

– Если в Украине наглядно было видно, как проблемные вопросы решали со скрипом, боем и передрягой, но решали, то в России любят красивую картинку, любят говорить одно, но могут делать совсем другое. Вот они приняли закон о трёх государственных языках в Крыму и бравируют «дружелюбной» национальной политикой. А на деле добиться, чтобы крымскотатарский ребёнок изучал свой родной язык, историю и культуру в крымской школе, мягко говоря, затруднительно. В то же время даже сейчас в Киеве можно найти уроки изучения крымскотатарского языка.

Остро стоит вопрос и межнациональных отношений. Что происходит, когда рядовой человек одной национальности видит, как людей другой национальности систематически садят в тюрьму, у них постоянно поголовно проводят обыски. Начинаются косые взгляды. Крымские татары страдают от этого при поиске работы, дети чувствуют на себе это в школе и т. д. Я был свидетелем, как воспитательница в детском саду Севастополя рассказывала детям, что крымские татары не совсем хорошие и воруют. Один ребёнок заплакал и ответил, что его отец не ворует. Я знаю этого человека — он хороший человек и успешный бизнесмен. Такое навязывают людям специально пропагандой по телевизору, слухами и действиями. До сих пор большая часть россиян считают правильной депортацию крымских татар, а власти не будут эту установку корректировать — не в их это интересах.

Опять же игра в смыслы. Вот, например, взять слова «террорист» и «экстремист» — они имеют крайне негативную коннотацию: «опасность», «ужас», «страх». Неспроста, если кого-то из активистов крымских татар или украинцев задерживают, то сразу обвиняют их в терроризме или экстремизме. У людей таким образом вызывают ассоциации.

– Выгодно ли им создавать ручную организацию для замены Меджлиса крымскотатарского народа и брать крымскотатарских представителей во власть?

– Думаю, что ввиду отсутствия сильного лидера на оккупированной территории, даже если Россия и попытается создать подобие Меджлиса, у неё ничего не получится. Пытаются сделать ставку на определённые персоналии, но ожидаемого результата пока достигают. По наблюдениям, сейчас в Крыму одинаково поддерживают все прильнувшие к новой власти крымскотатарские организации. Скорее всего, им выгодна конкуренция таких организаций на данном этапе по принципу «разделяй и властвуй». Но если появится потенциальный лидер, то его, конечно же, будут продвигать. Пока это бесперспективно. Не могу представить, что крымские татары пойдут за человеком, признающим их национальным меньшинством, празднующим отмену депортации и т. п. А вот во власть такого человека взять, конечно же, могут — для галочки: мол, представитель крымскотатарского народа всё-таки присутствует во власти. Естественно, от выборов, на которые уже не ходят даже сами россияне, это не зависит.

– Чего добиваются от крымских татар и оставят ли их в покое?

– Подытожив сказанное, без преувеличения хочу отметить, что кремлёвские власти по отношению к нероссийской части населения (в первую очередь крымскотатарского, а также этнически украинского) захваченного Крыма проводят и будут проводить политику, аспекты которой уже проходили апробацию во времена нацистского Третьего рейха и разрабатывались ведомствами Геббельса и Гиммлера. Основными принципами такой политики является устранения всех несогласных и оставление только покорной, молчаливой и управляемой биомассы, которую официально кормят красивыми обещаниями, но за спиной не уважают и уничтожают. В Кремле хотят, чтобы следующее поколение крымских татар одевало футболки с портретом Путина. Они смогли это сделать с детьми подводников «Курска», будут пытаться и с детьми крымчаков сделать то же самое.

Также ставят перед собою цель: полностью ассимилировать крымскотатарский народ, оставить его без истории, культуры, памяти, этнической самобытности, национального сознания и религии. То есть хотят превратить в так называемых «манкуртов», которые, между прочим, неистово восхищаются Россией и ненавидят Украину. Искоренить у крымских татар понятие «коренной народ» и любые мысли и чаяния о создании территориальной, национальной автономии в Крыму; сделать из крымскотатарского народа обычное национальное меньшинство (даже и немного привилегированное, но не сплочённое и не способное влиять на любые процессы), которому большой автохтонный и православный российский народ даёт право существовать на территории своей империи.

При этом следует подчеркнуть, что подобное существование крымскотатарского народа на территории Крыма будет возможно лишь при условии полной его покорности оккупационной власти и лояльности к российской политике.

Материал подготовлен в рамках проекта «Ситуация в Крыму и вокруг него: взгляд правозащитников» при поддержке IWPR.

НАПИСАТИ ВІДПОВІДЬ

Please enter your comment!
Please enter your name here